С кого взыскать компенсацию за несчастный случай на производстве?

Официальное определение несчастного случая на производстве дает ст. 227 ТК РФ. Таковым она признает причинение человеку любых увечий на рабочем месте либо по пути следования к нему. При этом пострадавшими считаются не только наемные сотрудники, но и:

  • ученики-практиканты;
  • стажеры;
  • участники программ трудотерапии и исправительных работ;
  • члены кооперативов и фермерских хозяйств.

Травмы могут быть легкими, средними, тяжелыми или смертельными. Несчастные случаи делят на групповые и индивидуальные. Перечень профессиональных заболеваний и отравлений утвержден приказом Минздравсоцразвития РФ «Об утверждении перечня профессиональных заболеваний» от 27.04.2012 № 417н. Документ включает 4 категории, определяющими критериями которых являются вредные и опасные факторы:

  • химические вещества;
  • физическое воздействие;
  • биологические компоненты;
  • перегрузки физического и психического характера.С кого взыскать компенсацию за несчастный случай на производстве?

Постановка диагноза осуществляется квалифицированными врачами. Процедуру проводят с соблюдением положения, утвержденного постановлением Правительства «Об утверждении Положения о расследовании и учете профессиональных заболеваний» от 15.12.2000 № 967. При этом комиссия обязана установить степень утраты трудоспособности и наличие вины самого пострадавшего.

Все суммы, перечисляемые в пользу сотрудника или его родственников, можно разбить на две группы. Первая (основная) часть денежных средств перечисляется из государственного фонда, вторая — взыскивается с работодателя, виновного в происшествии.

Выплаты ФСС при несчастном случае на производстве

С кого взыскать компенсацию за несчастный случай на производстве?
Скачать Расчет пособия по временной нетрудоспособности

Статья 8 закона «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» от 24.07.1998 № 125-ФЗ предусматривает сразу несколько видов страхового обеспечения:

  • пособие по временной нетрудоспособности;
  • единовременное/ежемесячное страховое возмещение;
  • компенсацию затрат на медицинское лечение, реабилитацию.

Получателем средств является пострадавшее застрахованное лицо. При летальном исходе перечисления делают в пользу близких и родственников.

Разъяснениями, данными в постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» от 10.03.2011 № 2 назван полный перечень таких лиц:

  • усыновленные или родные дети, в том числе родившиеся после смерти гражданина;
  • нетрудоспособные иждивенцы;
  • люди, проживавшие совместно с покойным, но утратившие трудоспособность в течение 5 лет с момента его кончины.

Право на получение компенсаций имеют также супруги и родители. Высшая судебная инстанция признала обоснованность выплат и в пользу иных лиц, занимавшихся уходом за иждивенцами пострадавшего. Начисления пособий указанным получателям производят вне зависимости от иждивения или трудоспособности.

Дополнительные выплаты при несчастном случае на производстве

Если в ходе расследования будет установлена вина работодателя, пострадавшие либо их родственники получают право на дополнительные гарантии:

  • возмещение имущественного ущерба (ст. 235 ТК РФ);
  • компенсацию морального вреда (ст. 237 ТК РФ);
  • выплату утраченного заработка (ст. 1084 ГК РФ).

Разъяснения порядка применения ст. 1084, 1085 и 1086 ГК РФ в рамках производственных несчастных случаев дал ВС РФ в мотивировочной части определения от 30.05.2016 № 81-КГ15-5. Высшая судебная инстанция настаивает на обязанности виновного работодателя возмещать разницу между фактическим утраченным заработком и пособием по нетрудоспособности, выплаченным ФСС РФ.

ВАЖНО! Уклонение организации или предпринимателя от обязанности оформлять трудовые отношения и вносить взносы в ФСС не лишает сотрудника прав на компенсацию.

Предъявить требования пострадавший либо иное заинтересованное лицо может в судебном порядке — в этом случае выплаты произведут за счет ФСС, а с компании взыщут не только сборы, но и штрафы. Это следует из анализа ст. 4 и 6 закона 125-ФЗ.

Ярким примером применения норм стало решение Котовского районного суда Волгоградской области по спору № 2-1291/2011.

Материальная помощь при несчастном случае на производстве

Обязанность оказания пострадавшему финансовой поддержки законом не предусмотрена, но такое условие может содержаться в коллективном договоре. В этом случае уклониться от выплаты работодателю не удастся.

Однако оказать материальную помощь организация вправе и в разовом порядке. В таком случае руководитель должен издать распоряжение, указав точную сумму и основание выплаты. При этом потребуется учесть особенности налогообложения: согласно ст. 217 НК РФ, суммы до 4000 руб. освобождены от НДФЛ.

Как рассчитать утраченный заработок при несчастном случае на производстве

Начисление страховых выплат и пособий осуществляется на основе сведений о доходе пострадавшего. Порядок определения расчетной базы установлен ст. 3, 12 и 20.1 закона № 125-ФЗ. Утраченный заработок включает:

  • доходы по основному трудовому договору и соглашениям о совместительстве;
  • премии;
  • оплату отпусков по беременности, родам, временной нетрудоспособности;
  • вознаграждения по авторским контрактам и иным сделкам гражданско-правового характера.

Исчисляют утраченный доход, опираясь на данные о среднем заработке. Согласно ст. 14 закона «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством» от 29.12.

2006 № 255-ФЗ, расчет производят за 2 календарных года. Ограничения по суммам при этом не применяют. Полученный заработок делят на 24 месяца, а затем сравнивают со значением МРОТ.

Применению подлежит наибольший показатель.

Порядок начисления пособия при несчастном случае

С кого взыскать компенсацию за несчастный случай на производстве?
Скачать форму листка нетрудоспособности

Больничный лист оплачивают с учетом ст. 9 закона 125-ФЗ. Пострадавший получает 100% среднего заработка. При этом пособие не должно превышать 4-кратной суммы ежемесячного страхового возмещения. Формула описана в ст. 14 закона от 29.12.2006 № 255-ФЗ:

Общая сумма заработка за 2 года / 730 × Число дней нетрудоспособности,

где 730 — нормативное количество суток в расчетном периоде.

ВАЖНО! При исчислении пособия не подлежат применению нормы о снижении выплат за нарушение больничного режима. Основанием служит ст. 9 закона 125-ФЗ и оговорка о юридическом приоритете статьи над положениями других федеральных актов.

Как рассчитываются страховые выплаты при несчастном случае на производстве

Помимо пособия пострадавший или его родственники имеют право на получение возмещения от ФСС РФ, которое может быть представлено в виде различных выплат.

  1. Единовременная выплатаЕсли в результате несчастного случая сотрудник погиб, страховая выплата составит 1 000 000 руб. (ст. 11 закона 125-ФЗ). Во всех остальных ситуациях расчет проводят с учетом степени утраты трудоспособности и предельных ограничений. Согласно закону «О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2016 год» от 14.12.2015 № 363-ФЗ, максимальная сумма возмещения не должна превышать 90 401,9 руб.
  2. Регулярные выплатыЕжемесячные начисления производят, руководствуясь ст. 12 закона 125-ФЗ. Основой служит заключение медико-социальной экспертизы и справка о среднем заработке за 12 месяцев трудовой деятельности, предшествовавшей несчастному случаю. Пострадавшему компенсируют лишь утраченную часть заработка. Выплаты производят в течение срока, указанного медицинской комиссией.
  3. Дополнительные выплатыСогласно правилам, утвержденным постановлением Правительства РФ «Об утверждении Положения об оплате дополнительных расходов на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию застрахованных лиц, получивших повреждение здоровья вследствие несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» от 15.05.2006 № 286, застрахованное лицо может потребовать компенсации затрат:
    • на приобретение лекарств, протезов, технических средств и их ремонт;
    • лечение на территории РФ;
    • услуги по уходу за пострадавшим;
    • поездки в рамках восстановительной программы;
    • приобретение специализированного транспорта, его обслуживание, покупка ГСМ.

Кроме того, пострадавший вправе пройти профессиональное обучение и получить компенсацию оплаты образовательных услуг.

Таким образом, перечень выплат включает три категории, бремя расходов при этом ложится преимущественно на государственный фонд. С виновного работодателя пострадавший сотрудник может взыскать лишь компенсацию морального вреда, а также убытки, не покрытые страховым возмещением или пособием.

Выплаты при несчастном случае на производстве со смертельным исходом — Компания «АПИ»

При несчастном случае на производстве, повлекшем смерть работника, работодатель обязан произвести следующие выплаты:

  • родственникам, проживавшим совместно с умершим, либо иждивенцам — сумму не выплаченной работнику ко дню смерти заработной платы, компенсации за неиспользованный отпуск, а также иные причитающиеся платежи;
  • лицу, производившему захоронение, — социальное пособие на погребение.

Помимо этого могут производиться следующие выплаты:

  • возмещение морального вреда;
  • возмещение утраченного заработка иждивенцам;
  • суммы, предусмотренные локальными нормативными актами, коллективным договором, соглашениями или трудовым договором с работником.

Обоснование: Смерть работника вследствие несчастного случая на производстве влечет определенные финансовые обязательства как для органов социального страхования, так и непосредственно для работодателя.

Выплата зарплаты умершего работника

Так, ст. 141 Трудового кодекса РФ предусмотрена выплата заработной платы, не полученной ко дню смерти работника. Указанная статья оперирует лишь понятием «заработная плата», в состав которой входят в соответствии с ч. 1 ст. 129 ТК РФ вознаграждение за труд, а также компенсационные выплаты и стимулирующие выплаты.

Вместе с тем существуют и иные суммы, которые могли бы быть выплачены непосредственно работнику. К ним относится, в частности, компенсация за неиспользованные отпуска.

Согласно п. 6 ч. 1 ст. 83 ТК РФ смерть работника, пусть и в результате несчастного случая на производстве, является основанием для прекращения трудового договора. В момент прекращения трудового договора в силу ч. 1 ст. 127, ч. 1 ст.

140 ТК РФ компенсация за неиспользованный отпуск, равно как и заработная плата, приобретают статус сумм, причитающихся при увольнении. Кроме того, п. 1 ст.

1183 Гражданского кодекса РФ предусматривает право проживавших совместно с умершим членов его семьи, а также его нетрудоспособных иждивенцев на получение не только заработной платы, но и приравненных к ней платежей, пенсий, стипендий, пособий по социальному страхованию, возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью, алиментов и иных денежных сумм, предоставленных гражданину в качестве средств к существованию.

Также если к моменту смерти за работодателем имелась обязанность выплатить работнику какие-либо иные суммы (например, пособия по социальному страхованию), они подлежат выплате.

Порядок выплаты указанных сумм определяется в совокупности ст. 141 ТК РФ и ст. 1183 ГК РФ. Они выплачиваются проживавшим совместно с умершим работником членам его семьи или нетрудоспособному лицу, находившемуся на иждивении умершего (вне зависимости от места проживания) на день его смерти.

Требование о выплате указанных сумм можно предъявить работодателю в течение четырех месяцев со дня открытия наследства (со дня смерти работника). Выплаты должны быть произведены не позднее недельного срока со дня подачи работодателю соответствующих документов.

Для выплаты сумм необходимо предъявить работодателю заявление, документ, удостоверяющий личность, свидетельство о смерти работника, документы, удостоверяющие родство с ним и факт совместного проживания либо нахождение у него на иждивении.

Читайте также:  Установление долей в квартире

При пропуске четырехмесячного срока все причитавшиеся работнику суммы подлежат включению в состав наследства и наследуются на общих основаниях, то есть основанием для их выдачи будет соответствующее свидетельство о праве на наследование или судебное решение.

Пособие на погребение работника

Пунктом 1 ст. 10 Федерального закона от 12.01.1996 N 8-ФЗ «О погребении и похоронном деле» (далее — Закон N 8-ФЗ) предусмотрена выплата социального пособия на погребение.

Выплаты работодателя при производственной травме

Подборка наиболее важных документов по запросу Выплаты работодателя при производственной травме (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Выплаты работодателя при производственной травме

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Апелляционное определение Красноярского краевого суда от 20.02.2019 по делу N 33-276/2019Требование: О взыскании утраченного заработка.Обстоятельства: Истец состоял в трудовых отношениях с ответчиком, работал слесарем-ремонтником, при выполнении трудовой функции получил телесные повреждения. В связи с полученной травмой около года находился на больничном, за указанный период нетрудоспособности ему было выплачено пособие, однако в указанный период он мог бы получить, если бы был здоров, в три раза больше. В связи с чем просил взыскать с ответчика утраченный заработок как разницу между страховым возмещением, полученным за период нетрудоспособности, и фактическим размером понесенного ущерба.

Решение: В удовлетворении требования отказано.

Таким образом, заработок П.В.А.

, не полученный им в период временной нетрудоспособности вследствие производственной травмы, был возмещен работодателем в полном объеме посредством выплаты пособия по временной нетрудоспособности, как это предусмотрено подлежащими применению к спорным правоотношениям нормами материального права — статье 8 Федерального закона от 24 июля 1998 N 125-ФЗ, статьей 14 Федерального закона от 29 декабря 2006 N 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством», статьей 1072 ГК РФ, в связи с чем у суда первой инстанции отсутствовали предусмотренные законом основания для удовлетворения исковых требований П.В.А. о взыскании утраченного заработка.

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Апелляционное определение Свердловского областного суда от 24.09.2020 по делу N 33-12489/2020Категория спора: Защита прав и интересов работника.Требования работника: 1) Об установлении факта трудовых отношений; 2) О взыскании задолженности по заработной плате; 3) О взыскании компенсации за несвоевременную выплату заработной платы; 4) О взыскании компенсации морального вреда.Обстоятельства: Истец указал, что он состоял с ответчиком в трудовых отношениях, что подтверждается заверенной руководителем копией трудовой книжки, трудовые отношения надлежащим образом не оформлены, истец был фактически отстранен от работы, после чего заработная плата ему не выплачивалась.

Решение: 1) Удовлетворено; 2 — 4) Удовлетворено в части.

Как следует из разъяснений, данных в п.

13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 15, при разрешении споров об установлении факта трудовых отношений и определении дня, с которым связывается начало срока, в течение которого работник вправе обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора, судам следует не только исходить из даты подписания указанного гражданско-правового договора или даты фактического допущения работника к работе, но и с учетом конкретных обстоятельств дела устанавливать момент, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своих трудовых прав (например, работник обратился к работодателю за надлежащим оформлением трудовых отношений, в том числе об обязании работодателя уплатить страховые взносы, предоставить отпуск, выплатить заработную плату, составить акт по форме Н-1 в связи с производственной травмой и т.п., а ему в этом было отказано).

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Выплаты работодателя при производственной травме

Нормативные акты: Выплаты работодателя при производственной травме

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2018 N 15″О применении судами законодательства, регулирующего труд работников, работающих у работодателей — физических лиц и у работодателей — субъектов малого предпринимательства, которые отнесены к микропредприятиям»13. По общему правилу, работник, работающий у работодателя — физического лица (являющегося индивидуальным предпринимателем, не являющегося индивидуальным предпринимателем) или у работодателя — субъекта малого предпринимательства, который отнесен к микропредприятиям, имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права (часть первая статьи 392 ТК РФ). К таким спорам, в частности, относятся споры о признании трудовыми отношений, связанных с использованием личного труда и возникших на основании гражданско-правового договора, о признании трудовыми отношений, возникших на основании фактического допущения работника к работе в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен. При разрешении этих споров и определении дня, с которым связывается начало срока, в течение которого работник вправе обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора, судам следует не только исходить из даты подписания указанного гражданско-правового договора или даты фактического допущения работника к работе, но и с учетом конкретных обстоятельств дела устанавливать момент, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своих трудовых прав (например, работник обратился к работодателю за надлежащим оформлением трудовых отношений, в том числе об обязании работодателя уплатить страховые взносы, предоставить отпуск, выплатить заработную плату, составить акт по форме Н-1 в связи с производственной травмой и т.п., а ему в этом было отказано).

Размер компенсации морального вреда, присужденной ко взысканию с работодателя в пользу близкого родственника работника, смерть которого наступила вследствие несчастного случая на производстве, должен быть обоснован в том числе с учетом степени вины работодателя в произошедшем несчастном случае

Вывод суда о размере компенсации морального вреда должен быть мотивирован.

С.Г. обратилась в суд с иском к организации о компенсации морального вреда, причиненного гибелью близкого родственника вследствие несчастного случая на производстве.

В обоснование заявленных требований С.Г. указала, что ее сын С. работал в этой организации по трудовому договору газоэлектросварщиком.

11 октября 2017 г. в 16 час. 30 мин. С., находясь на рабочем месте, был смертельно травмирован.

Ссылаясь на положения ст. 212, 237 ТК РФ и полагая, что причиной гибели С. явились грубые нарушения правил охраны труда и техники безопасности, допущенные по вине организации (работодателя), что было установлено в ходе проверки, проведенной территориальным управлением Ростехнадзора, С.Г.

обратилась в суд с данным иском к работодателю, указав на причинение ей смертью близкого человека тяжелых моральных и нравственных страданий, а также на ухудшение состояния ее здоровья, которые она рассматривает как моральный вред, просит взыскать его компенсацию в размере 1 000 000 руб.

, расходы по оплате юридических услуг.

Представитель организации (ответчика по делу) в суде исковые требования С.Г. не признал.

Разрешая спор и частично удовлетворяя заявленные исковые требования о компенсации морального вреда, причиненного гибелью близкого родственника (сына) вследствие несчастного случая на производстве, суд первой инстанции с учетом норм ГК РФ о компенсации морального вреда и положений ТК РФ об охране труда исходил из того, что несчастный случай с сыном С.Г. произошел при исполнении им должностных обязанностей в результате неудовлетворительной организации производства работ со стороны работодателя. В связи с этим суд пришел к выводу о том, что организация как работодатель С. должна выплатить матери погибшего — С.Г. компенсацию морального вреда, причиненного ей смертью сына.

Определяя размер подлежащей взысканию с организации в пользу С.Г. в связи с гибелью при исполнении трудовых обязанностей работника данной организации С. (ее сына) компенсации морального вреда в сумме 300 000 руб., а не 1 000 000 руб., как просила истец, суд первой инстанции, исходя из положений п. 2 ст.

1083 ГК РФ об учете вины потерпевшего, сослался на то, что несчастный случай с погибшим С. произошел в том числе из-за грубой неосторожности самого С., выразившейся в выполнении работы, которую ему не поручали. В числе таких действий суд указал на то, что в момент возгорания и задымления экскаватора С.

изначально выполнил указание машиниста покинуть экскаватор, но, находясь рядом с экскаватором, беспокоясь о его возгорании и желая защитить экскаватор от возгорания, нарушил дисциплину труда, проник в отверстие нижней рамы экскаватора и головой приблизился к высоковольтным кольцам поворотной платформы, получив поражение электрическим током.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием, в том числе по размеру взысканной в пользу С.Г. компенсации морального вреда. Отклоняя довод апелляционной жалобы С.Г.

о том, что судом первой инстанции неправомерно занижен размер присужденной ей компенсации морального вреда, суд апелляционной инстанции отметил, что при определении размера компенсации морального вреда суд первой инстанции учел все фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, а также требования разумности и справедливости.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала, что выводы судов в части определения размера подлежащей взысканию в пользу С.Г.

компенсации морального вреда в связи с гибелью ее сына С.

Читайте также:  Чем руководствоваться в суде по гражданскому иску?

вследствие несчастного случая на производстве основаны на неправильном толковании и применении норм права, регулирующих спорные отношения, а также сделаны с существенным нарушением норм процессуального права.

Отменяя апелляционное определение и направляя дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, Судебная коллегия указала, что обжалуемые судебные постановления не отвечают требованиям положений п. 1 ст. 150, ст. 151, пп. 1, 2 ст. 1064, п. 1 ст. 1099, п. 2 ст.

1101 ГК РФ, регулирующих вопросы компенсации морального вреда и определения размера такой компенсации, и вынесены без учета разъяснений по их применению, содержащихся в пп. 2 и 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», п.

32 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 г.

N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», а также правовой позиции Европейского Суда по правам человека, изложенной в постановлении Европейского Суда по правам человека от 18 марта 2010 г. по делу «Максимов (Макштоу) против России».

Право на компенсацию морального вреда возникает при наличии предусмотренных законом оснований и условий ответственности за причинение вреда, а именно: физических или нравственных страданий потерпевшего, то есть морального вреда как последствия нарушения личных неимущественных прав или посягательства на иные нематериальные блага, неправомерного действия (бездействия) причинителя вреда, причинной связи между неправомерными действиями и моральным вредом, вины причинителя вреда. Поскольку, предусматривая в качестве способа защиты нематериальных благ компенсацию морального вреда, закон (ст. 151, 1101 ГК РФ) устанавливает лишь общие принципы для определения размера такой компенсации, суду при разрешении спора о компенсации морального вреда необходимо в совокупности оценить конкретные незаконные действия причинителя вреда, соотнести их с тяжестью причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий и индивидуальными особенностями его личности, учесть заслуживающие внимания фактические обстоятельства дела, а также требования разумности и справедливости, соразмерности компенсации последствиям нарушения прав как основополагающие принципы, предполагающие установление судом баланса интересов сторон. При этом соответствующие мотивы о размере компенсации морального вреда должны быть приведены в судебном постановлении.

Вместе с тем, устанавливая компенсацию морального вреда в размере 300 000 руб., подлежащего взысканию с организации (работодателя) в пользу матери погибшего работника — С.Г., суд первой инстанции ограничился приведением общих принципов определения размера компенсации морального вреда, закрепленных в положениях ст.

151, 1101 ГК РФ: обстоятельства, при которых был причинен вред, степень вины причинителя вреда, объем причиненных истцу переживаний, однако не применил их к спорным отношениям, не выяснил тяжесть причиненных истцу физических и нравственных страданий в связи с гибелью С.

, не учел индивидуальные особенности личности истца, не дал оценки ее доводам о причинении ей смертью близкого человека тяжелых моральных и нравственных страданий, а также об ухудшении состояния ее здоровья.

Из части первой ст. 21, части второй ст. 22, части первой ст. 210, части первой и абзаца второго части второй ст. 212, части первой ст. 219, части первой ст. 237 ТК РФ в их системной взаимосвязи следует, что работник имеет право на труд в условиях, отвечающих государственным нормативным требованиям охраны труда, включая требования безопасности.

Это право работника реализуется исполнением работодателем обязанности создавать такие условия труда. При получении работником во время исполнения им трудовых обязанностей травмы или иного повреждения здоровья ему в установленном законодательством порядке возмещается материальный и моральный вред.

В случае смерти работника в результате несчастного случая на производстве право на такое возмещение вреда имеют названные в законе лица, которым причинен ущерб в результате смерти кормильца.

Моральный вред работнику, получившему трудовое увечье, и, соответственно, членам семьи работника, если смерть работника наступила вследствие несчастного случая на производстве, возмещает работодатель, не обеспечивший работнику условия труда, отвечающие требованиям охраны труда и безопасности.

Одной из основных обязанностей работника по трудовому договору является бережное отношение к имуществу работодателя, в том числе к имуществу третьих лиц, находящемуся у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества (абзац седьмой части второй ст. 21 ТК РФ).

Снижая более чем в три раза размер заявленной С.Г.

ко взысканию с общества компенсации морального вреда, суд первой инстанции в качестве основания для уменьшения суммы компенсации морального вреда, исходя из положений п. 2 ст.

1083 ГК РФ, сослался на то, что несчастный случай с погибшим С. произошел в том числе из-за грубой неосторожности самого С., выразившейся в выполнении работы, которую ему не поручали.

Однако это суждение суда первой инстанции, приведенное в качестве основания для снижения размера компенсации морального вреда, не соответствует подлежащим применению в нормативном единстве и взаимосвязи положениям ст.

151, 1110 ГК РФ о принципах определения компенсации морального вреда, а также положениям абзаца седьмого части второй ст. 21 ТК РФ, которым на работника возложена обязанность бережно относиться к имуществу работодателя.

В соответствии с абзацем первым п. 2 ст. 1083 ГК РФ, если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен.

При грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное. При причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается (абзац второй п. 2 ст. 1083 ГК РФ).

Как разъяснено в п. 17 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 г.

N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», если при причинении вреда жизни или здоровью гражданина имела место грубая неосторожность потерпевшего и отсутствовала вина причинителя вреда, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения вреда должен быть уменьшен судом, но полностью отказ в возмещении вреда в этом случае не допускается (п. 2 ст. 1083 ГК РФ). Вопрос о том, является ли допущенная потерпевшим неосторожность грубой, в каждом случае должен решаться с учетом фактических обстоятельств дела (характера деятельности, обстановки причинения вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего, его состояния и др.).

Между тем судом первой инстанции, сделавшим вывод о наличии в действиях С.

грубой неосторожности и в связи с этим о наличии оснований для снижения размера компенсации морального вреда с причинителя этого вреда — работодателя, положения абзаца седьмого части второй ст.

21 ТК РФ, а также ст. 1083 ГК РФ и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации по применению данной нормы не были приняты во внимание.

Как установлено судом и следует из материалов дела, основной причиной несчастного случая, в результате которого был смертельно травмирован С.

, явилось нарушение со стороны работодателя технологии производства ремонтных работ в не обеспеченном по требованиям безопасности месте — ремонтные работы проводились на крыше экскаватора, который не был отключен от энергоснабжения и находился под напряжением, при выполнении сварочных работ отсутствовали асбестовые полотна (коврики-искрогасители), предотвращающие возгорание. Эти нарушения привели к задымлению экскаватора, которое заметил С.

Судом первой инстанции не было учтено и то обстоятельство, что С. в сложившейся ситуации, выполняя работу, которая ему не была поручена, действовал в интересах работодателя, пытаясь спасти имущество работодателя — экскаватор — от возгорания и тем самым исключить причинение работодателю ущерба.

Действуя подобным образом, С. исполнял возложенную на работника абзацем седьмым части второй ст. 21 ТК РФ обязанность по бережному отношению к имуществу работодателя, в том числе к имуществу третьих лиц, находящемуся у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества.

Судом первой инстанции при рассмотрении данного дела обязанность работника по бережному отношению к имуществу работодателя фактически была поставлена в вину работнику С. и послужила для суда основанием для снижения размера компенсации морального вреда до 300 000 руб. матери работника в виду его смерти, что не может быть признано правомерным.

Суд первой инстанции не обосновал, почему он пришел к выводу о том, что сумма в 300 000 руб. является достаточной компенсацией причиненных истцу ответчиком нравственных страданий.

Судом первой инстанции не учтено, что по смыслу действующего правового регулирования размер компенсации морального вреда определяется исходя из установленных при разбирательстве дела характера и степени понесенных истцом физических или нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями истца, и иных заслуживающих внимания обстоятельств дела.

В решении суда также не приведены мотивы относительно степени вины работодателя в произошедшем несчастном случае на производстве с работником С.

Вместе с тем его вина указана судом в числе обстоятельств, которые учитывались при определении размера компенсации морального вреда. При этом судом не дана оценка доводам истца о том, что причиной гибели С.

явились грубые нарушения правил охраны труда и техники безопасности, допущенные по вине работодателя, что было установлено актом о несчастном случае на производстве.

Таким образом, вывод суда первой инстанции о размере взыскиваемой в пользу С.

Читайте также:  Поездка в другой город для несовершеннолетнего без сопровождения родителей

суммы компенсации морального вреда, в нарушение норм материального права об основаниях, о принципах и критериях определения размера компенсации морального вреда, не мотивирован, в решении суда не приведены доводы в обоснование размера присужденной истцу компенсации морального вреда со ссылкой на какие-либо доказательства, что не отвечает требованиям ст. 195 ГПК РФ о законности и обоснованности решения суда.

Суд апелляционной инстанции допущенные судом первой инстанции нарушения норм материального и процессуального права не устранил.

Определение N 53-КГ19-6

определение размера компенсации морального вреда в связи с гибелью от несчастного случая на производстве | КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ ГОРОДА СИМФЕРОПОЛЬ

Верховный Суд вынес Определение № 83-КГ19-12, в котором разъяснил нижестоящим инстанциям, что им следует принимать во внимание при определении размера компенсации морального вреда в связи с гибелью от несчастного случая на производстве.

Обстоятельства дела

Владимир Носов работал в ООО «Творец» сторожем. 31 января 2015 г., находясь на рабочем месте – строительной площадке при исполнении своих должностных обязанностей, он получил тяжкие телесные повреждения от Игоря Сивухина, который пытался совершить хищение имущества общества. От полученных телесных повреждений пострадавший скончался на месте.

https://www.youtube.com/watch?v=xHdbbOGyqbI\u0026t=5s

По приговору Брянского областного суда Игорь Сивухин был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 4 ст. 162 (разбой, совершенный с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего), п. «з» ч. 2 ст.

105 (убийство из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом) УК РФ, и ему назначено наказание в виде 20 лет лишения свободы.

Апелляционным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда приговор был оставлен без изменения и вступил в законную силу.

В ходе расследования уголовного дела было установлено, что обстоятельством, способствовавшим убийству, явилось отсутствие на стройке дополнительных мер безопасности, поскольку вход на территорию строительной площадки осуществлялся через проем, расположенный в сплошном заборе, при этом проход ничем не был закрыт, что позволило беспрепятственно проникнуть на объект.

Смерть Владимира Носова была признана несчастным случаем на производстве утвержденным директором актом. Указывалось, что были нарушены требования безопасности труда в строительстве, кроме того, отмечалось, что работодатель нарушил нормы ТК РФ в связи с непроведением специальной оценки условий труда, а также требования охраны труда.

Супруга и дети Носова обратились в Брянский районный суд Брянской области с иском к обществу о компенсации морального вреда, причиненного гибелью близкого человека вследствие несчастного случая на производстве.

Истцы сослались на положения ст. 212, 237 ТК РФ и указали на причинение им нравственных и физических страданий, которые они рассматривают как моральный вред. Родственники погибшего попросили взыскать компенсацию в размере 1 млн руб.

в пользу каждого.

Суд снизил размер компенсации в четыре раза

30 мая 2017 г. суд первой инстанции отказал в иске, апелляция оставила решение без изменения. 6 августа 2018 г., рассмотрев кассационную жалобу, Верховный Суд направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию, и уже 2 ноября 2018 г. Брянский районный суд частично удовлетворил иск, взыскав с общества 750 тыс. руб. на всех истцов.

Суд установил, что приказом Брянского регионального отделения Фонда социального страхования супруге была назначена единовременная страховая выплата в размере 1 млн руб.

Разрешая спор, первая инстанция с учетом норм ГК о компенсации морального вреда и положений Трудового кодекса об охране труда отметила, что бездействие работодателя, выразившееся в неисполнении обязанности по созданию надлежащих условий труда и непринятии мер для недопущения беспрепятственного доступа на производственную территорию организации посторонних лиц, способствовало причинению смерти Владимиру Носову, в связи с чем пришла к выводу об обоснованности исковых требований.

При определении размера подлежащей взысканию с ООО «Творец» в пользу каждого из истцов компенсации морального вреда суд учел характер причиненных им нравственных страданий, обстоятельства дела, степень вины работодателя и отсутствие его умысла, требования разумности и справедливости, посчитав достаточной сумму в размере 250 тыс. руб. в пользу каждого из истцов. Апелляция оставила решение без изменения, после чего родственники погибшего вновь обратились в Верховный Суд.

ВС счел снижение размера компенсации необоснованным

Изучив материалы дела, высшая инстанция отметила, что в п. 32 и Пленума ВС от 26 января 2010 г.

№ 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» разъяснено, что при рассмотрении дел о компенсации морального вреда в связи со смертью потерпевшего иным лицам, в частности членам его семьи, иждивенцам, суду необходимо учитывать обстоятельства, свидетельствующие о причинении именно этим лицам физических и нравственных страданий. Указанные обстоятельства влияют также и на определение размера компенсации этого вреда. Наличие факта родственных отношений само по себе не является достаточным основанием для компенсации морального вреда. При определении размера компенсации морального вреда суду с учетом требований разумности и справедливости следует исходить из степени нравственных или физических страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, степени вины нарушителя и иных заслуживающих внимания обстоятельств каждого дела.

ВС отметил, что в Постановлении Европейского Суда по правам человека по делу «Максимов против России» указано, что задача расчета размера компенсации является сложной. Она особенно трудна в деле, предметом которого является личное страдание, физическое или нравственное.

Не существует стандарта, позволяющего измерить в денежных средствах боль, физическое неудобство и нравственное страдание и тоску.

Национальные суды всегда должны в своих решениях приводить достаточные мотивы, оправдывающие ту или иную сумму компенсации морального вреда, присуждаемую заявителю.

В противном случае отсутствие мотивов, например, несоразмерно малой суммы компенсации, присужденной заявителю, будет свидетельствовать о том, что суды не рассмотрели надлежащим образом требования заявителя и не смогли действовать в соответствии с принципом адекватного и эффективного устранения нарушения.

Верховный Суд указал, что моральный вред – это нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага, перечень которых законом не ограничен.

К числу таких нематериальных благ относятся жизнь, здоровье (состояние физического, психического и социального благополучия человека), семейные и родственные связи.

В случае причинения гражданину морального вреда (физических или нравственных страданий) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие ему нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации.

«Таким образом, право на компенсацию морального вреда возникает при наличии предусмотренных законом оснований и условий ответственности за причинение вреда, а именно физических или нравственных страданий потерпевшего, т.е.

морального вреда как последствия нарушения личных неимущественных прав или посягательства на иные нематериальные блага, неправомерного действия (бездействия) причинителя вреда, причинной связи между неправомерными действиями и моральным вредом, вины причинителя вреда», – указано в определении.

Суд отметил: поскольку, предусматривая в качестве способа защиты нематериальных благ компенсацию морального вреда, закон устанавливает лишь общие принципы для определения размера такой компенсации, суду при разрешении спора о компенсации морального вреда необходимо в совокупности оценить конкретные незаконные действия причинителя вреда, соотнести их с тяжестью причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий и индивидуальными особенностями его личности, учесть заслуживающие внимание фактические обстоятельства дела, а также требования разумности и справедливости, соразмерности компенсации последствиям нарушения прав как основополагающие принципы, предполагающие установление судом баланса интересов сторон. При этом соответствующие мотивы о размере компенсации морального вреда должны быть приведены в судебном постановлении.

Однако, как указал ВС, в данном случае этого сделано не было. Первая инстанция сослалась лишь на общие принципы определения размера компенсации морального вреда, закрепленные в положениях ст.

151, 1101 ГК, однако не применила их к спорным отношениям.

Кроме того, суд не учел индивидуальные особенности личности каждого из истцов и не дал оценки их доводам о том, что утрата близкого человека привела в том числе к разрыву их семейных связей.

Взыскивая в пользу каждого из истцов равную сумму компенсации морального вреда, суд первой инстанции не привел мотивы и не обосновал, почему он пришел к выводу о том, что степень и характер нравственных страданий у них одинаковы и что сумма в 250 тыс.

руб. является достаточной. Также суд не указал, какие конкретно обстоятельства дела повлияли на размер компенсации морального вреда и какие из этих обстоятельств послужили основанием для уменьшения суммы компенсации морального вреда, заявленной истцами.

В решении суда, отметил ВС, также не приведены мотивы относительно степени вины работодателя, которая указана в числе обстоятельств, учитывавшихся при определении размера компенсации морального вреда.

При этом не дана оценка доводам о том, что одной из причин смерти Владимира Носова на производстве явилось бездействие работодателя, выразившееся в необеспечении охраны труда и безопасных условий труда, что способствовало совершению преступления.

Кроме того, Суд указал, что в нарушение ст.

329 ГПК в апелляционном определении не приведены мотивы, по которым судом не приняты во внимание доводы жалобы истцов о требованиях разумности, справедливости и соразмерности компенсации морального вреда последствиям нарушения, об обстоятельствах и причинах гибели Владимира Носова, находившегося в момент смерти при исполнении трудовых обязанностей, о степени вины работодателя.

Таким образом, Верховный Суд определил решения нижестоящих инстанций отменить и направить дело на новое рассмотрение.

Марина Нагорная. Новая адвокатская газета

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *