Хочу перевезти останки сына погибшего в армии на новое место

Сыновья жительниц города Барановичи Валентины Буза и Валентины Яцевич служили в Афганистане и погибли там. Накануне Дня памяти воинов-интернационалистов, который отмечается 15 февраля, горожанки поделились с Intex-press воспоминаниями о сыновьях и о том, через что им пришлось пройти.

Валентина Яцевич, сын Виталий Раханов погиб в 1985 году:

Хочу перевезти останки сына погибшего в армии на новое место

Валентина Яцевич с дембельским альбомом своего сына. От альбома, который он начал оформлять в Афганистане, осталось несколько фотографий, остальные сгорели. Эти снимки разместили в новом альбоме, их дополнили фотографиями с проводов и похорон. Андрей БОЛКО

Виталик окончил училище №118 и пошел работать на завод автоматических линий электриком. Поработал всего месяц, а потом с другом Сашей Ермоловичем они получили повестки в армию. Это было в 1983 году.

Проводы отмечали вместе, гуляли три дня. Виталик хотел пойти в армию, он не боялся службы. Говорил: «Мамочка, не плачь, не переживай, я вернусь».

У Виталика была девушка – Люда. Он попросил забрать ее к нам домой – у нее была большая семья, им было тесно. Мы сделали так, как сын просил. Он ее очень любил, очень.

Виталик сообщил нам, во сколько поезд, в котором везли новобранцев, будет проезжать через Барановичи. Я сумку собрала. Мы подошли к вагону, сын лежал на третьей полке.

Я узнала его по руке: у него была мода ногти грызть до крови. Мы попросились пройти в вагон, военный разрешил, но кому-то одному. Мы переглянулись, и я сказала идти в вагон Люде. Она его искала, но он не откликнулся. Потом в письме Виталик написал: «Я не хотел второй раз прощаться с вами».

Хочу перевезти останки сына погибшего в армии на новое место

Андрей БОЛКО

Ашхабад

Забрали сына в Ашхабад. Я переживала, ведь время было очень неспокойное. Виталик меня успокаивал. В одном из своих писем сын писал, что будет разведчиком: «Скрывать не буду. Попросился сюда сам, хотя все разведчики отправляются в Афган. Вы только не волнуйтесь, в Афганистане не так уж страшно…»

Сын часто присылал письма со своими армейскими фотографиями. Люде он писал больше, чем мне. Я даже обиделась на это однажды…

Виталик присылал несколько писем в одном конверте – не всегда мог сразу отправить. Он красиво рисовал, просил выслать ему бумагу бархатную, карандаши, чтобы альбом делать перед дембелем.

Однажды он написал, что редко тоскует по дому и городу: «…иногда кажется, что тут я родился, тут воспитывался и тут останусь до смерти».

Хочу перевезти останки сына погибшего в армии на новое место

Андрей БОЛКО

Рапорт

Прослужив полтора года, он подал рапорт на службу в Афганистане. В письме пояснил: «Пойми, мамочка, там война, там трудно, и я должен быть там, просто обязан, иначе я буду считать себя трусом всю жизнь. Пойми, мамочка, судьба она или бережет, или губит, но я надеюсь на первое».

Сыну дали отпуск. Он хотел расписаться с Людой. Муж не разрешил, сказал: «Зачем? Придешь – тогда распишешься». А Виталик в отпуск пришел специально к ее дню рождения – к 20 декабря.

Из отпуска уезжал 4 января. Погода была нелетная: снег валил, была метель. Он поехал и назад вернулся…

Хочу перевезти останки сына погибшего в армии на новое место

Андрей БОЛКО

Знаки

Виталику оставалось служить всего полтора месяца. В то время шла программа «Служу Советскому Союзу». Я всегда ее смотрела. В один из вечеров села на диван, позвала мужа и ждала, что покажут нашего сына.

И тут сказали фамилию Праханов – а мне послышалось Раханов. Я смотрю и кричу: «Виталик сидит на БМП!» Муж присмотрелся и сказал, что это никакой не Виталик. Но меня переубедить было невозможно.

И тут я слышу: «Красиво, очень красиво играл на гитаре, хорошо пел, но, к сожалению, погиб».

У меня заболело сердце, мне стало плохо, я очень перенервничала. Оказалось, что это был не наш Виталик, мне просто послышалось…

А потом я решила купить водку. Она тогда дорожала. Я подумала, что нужно встретить сына так же, как провела. Одолжила денег на десять бутылок, отпросилась с работы и закупилась. Принесла водку домой, поставила. Муж меня чуть не загрыз: «Зачем ты покупала?! Ты на похороны купила?!». Не нужно было закупать заранее…

Известие

Утром 26 августа на работе в детском саду у меня сильно болело сердце. Я пошла к медсестре, она налила мне валерьянки. А сердце болело, разрывалось…

После обеда позвонили из военкомата, и девочки-воспитательницы сказали, что мне нужно идти домой. Я не понимала, зачем идти, что случилось. Иду, моя тетя сидит на лавочке.

Говорю: «Тетя Валя, я так боюсь идти одна, пойдем со мной».

Мы пошли, а навстречу мой младший сын Валера выходит и говорит: «Мама, приехала военная машина, скорая во дворе стоит, все плачут в доме, весь подъезд рыдает». Я отказывалась понимать, что случилось.

Возле подъезда ко мне подошел военком и произнес: «Мужайтесь, мама, ваш сын погиб в Афганистане».

Я упала в обморок, очнулась уже в квартире. Было очень много людей, все плакали.

Хочу перевезти останки сына погибшего в армии на новое место

Андрей БОЛКО

Что правда?

Нам отдали вещи нашего сына: его альбом, полотенце, щетку. Все письма сына сгорели в Афганистане. Все, которые мы присылали. Нам так сказали, а кто правду знает?

О гибели сына я знаю немного. Сказали, что он кого-то защищал и его ранило, все начали отходить, а он – вперед, по душманам стрелял. Говорили, что подорвался на мине.

Еще говорили, что ему в ногу попала пуля, прошла через живот и вылетела. Долго не прилетал вертолет с подмогой, а когда они его дождались, Виталик раненый просил дать ему гитару, шутил еще.

Умер он в вертолете, не успели довезти до госпиталя.

Один так говорил, другой – так. Я не знаю, что из этого правда.

Помощь

Первое время нам выплачивали три минималки. А теперь этого нет. Вот хочу пойти уточнить, сколько я теперь получаю за сына? Мне, как матери погибшего в Афганистане, бесплатно можно взять четыре лекарства в аптеке, остальные – за свои деньги. Раньше можно было еще ездить бесплатно в санатории. Некоторые ездили, я – нет.

С девушкой Виталика, Людой, мы еще долго общались. Она сделала два альбома после его похорон – себе и мне.

Дембельский альбом моего сына раньше был толще. Многие фотографии отдала в музеи, а его медали отдала в уголок почета завода автоматических линий. Себе оставила только одну, но и ее туда отнесу 15 февраля – в День воинов-интернационалистов. Завод мне всегда помогает, там меня не забывают.

Надежда

До сих пор очень больно. Но я всегда думаю: а может, сын где-то живой? Я же его никогда мертвым не видела. Привезли гроб, поставили. А что там? Кто там? Кто знает? Я не знаю, кого я хоронила. В моей памяти Виталик всегда живой.

Я все время жду-жду. Ему в этом году было бы 56 лет. Я гуляла на свадьбе внука и думала там только про Виталика: почему я не на его свадьбе?

Тяжело, уже столько лет его нет, а я все надеюсь на что-то. Вот думаю, сейчас приду, а он дома…

«Было больно смотреть на друзей сына»

Валентина Буза, сын Александр погиб в 1986 году:

Хочу перевезти останки сына погибшего в армии на новое место

Портрет сына Саши Валентина Буза разместила на видном месте в комнате. Рядом находятся его награды, письма, книги об Афганистане. Это своего рода уголок памяти о сыне. Александра РАЗИНА

После окончания школы – Саша ходил в шестую – он поехал с ребятами поступать в военное училище в Ачинск. Две недели сына не было, а потом вернулся, сказал, что провалил математику. Провалил и провалил. Устроился слесарем на хлопчатобумажный комбинат, хотел заработать себе на мотоцикл.

Позже оказалось, что никакую математику он не заваливал. Просто ребята уезжали и он решил уехать. Такой вот был компанейский…

Сейчас думаю, если бы Саша поступил, то и сегодня жил бы. Пока отучился, война закончилась бы.

Страх

Когда сын не поступил, я поняла, что теперь ему Афганистана не миновать. Тогда власти ничего не говорили про войну, все было шито-крыто. Но мы догадывались, что там происходит. Уже были погибшие, привозили цинковые гробы, было очень страшно.

Мы с мужем не хотели, чтобы он шел на войну. Я у него постоянно спрашивала: «Ты не боишься, сынок? А если в Афганистан отправят?». А он мне спокойно отвечал: «Ну и что – служат же и там люди».

Саша призывался 13 октября 1985 года – в это чертово число.

Хочу перевезти останки сына погибшего в армии на новое место

Александра РАЗИНА

Проводы

Я предлагала Саше не делать большие проводы, а просто освободить комнату для танцев с друзьями под магнитофон. Но он мне сказал: «Не, мама, я хочу, чтобы играла у меня на проводах хорошая музыка». Не помню какая. Муж сына поддержал:

– Знаешь что, мать! Пусть я ему свадьбу не справлю, а проводы – обязательно. Если он вернется и все нормально будет, то жив будет и без свадьбы, а проводы я ему сделаю.

Муж выписал автобус, и мы поехали справлять проводы в деревню к моей маме. В доме накрыли столы, на улице поставили большую военную палатку. Там играл ансамбль с обувной фабрики, были танцы. Мы пригласили всю родню, а Саша – пять парней и пять девочек, все по парам. У него тоже была девушка: Наташка – его одноклассница.

13 октября призывников сначала отправили в Брест, а оттуда везли поездом к месту службы через Барановичи. Мы с супругом пошли на вокзал – поезд делал небольшую остановку. Саша вышел из вагона до того скучный… Он и сегодня такой стоит у меня в глазах.

Письма

Вскоре нам начала приходить полевая почта. В начале писем было написано «Привет из Термеза». Это означало, что он попал в учебное подразделение в Узбекистане.

Письма были теплыми, он писал, что со здоровьем все нормально, что погода хорошая, что будет участвовать в параде 7 ноября, что любит и скучает, приглашал отца на присягу.

Мы все еще надеялись, что сына не отправят в Афганистан.

В одном письме Саша попросил не выбрасывать его письма: «Соберите, потом после армии интересно будет почитать». Мы и не выбрасывали ничего. И не собирались.

24 февраля 1986 года Сашу перевезли в Афганистан. Он сразу прислал нам письмо, где написал, что они прибыли в Джелалабад.

Джелалабад тогда негласно называли долиной смерти. От этой мысли у меня сжималось сердце. Саша прислал оттуда только одно письмо. Потом три месяца ничего не было. Решили: если до 1 июня сын не напишет, пойдем разбираться в военкомат.

Читайте также:  Какими могут быть основания для уменьшения размера алиментов?

Хочу перевезти останки сына погибшего в армии на новое место

Александра РАЗИНА

«Валя, плачь»

В Ташкентском военном округе полковником был мой швагер – Николай. У нас в то время телефона не было, и Коля звонил моей сестре Наде. А она уже передавала вести нам.

22 мая мы собирались отмечать «Миколу». Я пошла к соседям, чтобы позвонить сестре, пригласить в гости. Надя сняла трубку и сказала: «Валя, я сейчас еду к тебе». Я попыталась возразить, что рано, но она без умолку твердила: «Еду к тебе».

Надя приехала и с порога сказала: «Валя, плачь. Саши нет. Коля вчера звонил и сказал, что Саши нет. И, наверное, не будет». Я была в ужасе, не знала, куда себя деть. Весь вечер проплакала.

Тела нет

На следующий день мы пошли в военкомат. Там нас уже ждала обернутая бумагой и перевязанная сургучом посылка. В ней были Сашина форма и письма, которые мы ему отправляли. Многие из них были не прочитаны.

В военкомате сказали, что тела Саши нет, поэтому нам выдадут извещение не о гибели, а о том, что он пропал без вести.

Саша погиб в марте, а мы об этом узнали только в конце мая. Уже потом я поняла, что все это время военные надеялись найти Сашу.

От командира части Абзалимова было письмо, он написал, что Саша погиб 29 марта 1986 года «при выполнении интернационального долга в бою с мятежниками».

Саше было 18 лет. Мне – 39. Сына посмертно наградили орденом Красной Звезды.

Хочу перевезти останки сына погибшего в армии на новое место

Александра РАЗИНА

Не положено

Факт гибели моего сына, казалось, был налицо, но… Его не было в списках погибших. Когда Саша работал, деньги шли ему на книжку. Мы их не тратили, планировали потратить, когда вернется.

Когда сын погиб и нужно было снять с его книжки деньги, от меня требовали свидетельство о смерти. А у меня было лишь извещение о пропаже без вести. Оно не подходило, говорили «не положено».

Я в военкомат, там меня отправили в загс, а загс назад в военкомат. Я ничего не могла добиться и написала письмо в главное политуправление. Только после этого мне домой привезли свидетельство о смерти моего сына.

И квартиру нам, как другим, поменять не могли. Не положено – сын пропал без вести. А мне было больно смотреть на друзей сына. Как стали жениться, как стали девчонки замуж выходить… Я приходила домой, бросалась в подушки, затыкала уши и рыдала.

Было, что меня никуда не принимали, потому что Саша, по документам, пропал. В горсобесе тогда собирали матерей, чьи дети погибли в Афгане. Мы знали друг друга – одно ведь горе на всех.

Как-то позвонила Зоя Морозова (у нее сын погиб) и сказала, что всех пригласили на собрание. Пришла, там всем подарки раздавали – часы, а меня выставили за дверь.

Я в коридоре посидела, поплакала и пошла домой…

Льготы

Первые три года у меня не было удостоверения, поэтому не было никаких льгот. Когда я ходила в военкомат, мне говорили: «Молодая, трудоспособная».

В 1989 году после поездки в Москву на съезд матерей, чьи сыновья пропали без вести, я пошла в горсобес. И выяснилось, что на нас с мужем уже три года, как заведена карточка на льготы! Все это время мы не пользовались ни бесплатными проездом и лекарствами, ни 50%-й льготой на коммуналку.

Как вспоминаю все свои хождения по инстанциям, думаю, как я это все выдержала?

Матерей погибших в Афганистане на каждый праздник возят на кладбище. У моего сына могилы нет. Я хожу к тем ребятам, за могилами которых некому присматривать. Может, в далеком Афгане кто-нибудь и за могилой моего сына ухаживает…

Я вижу сочувственные взгляды других матерей и будто слышу их мысли: ей даже негде поплакать.

Хочу перевезти останки сына погибшего в армии на новое место

Александра РАЗИНА

Время

У меня дважды брали кровь на ДНК. Говорили, что могут наступить времена, когда останки Саши смогут привезти на родину. Пока глухо.

Время не лечит. Наоборот, на старости лет больше слез лью, чем в молодости. Думаю, если бы, не дай Бог, в таком возрасте получить извещение, не выдержала бы.

Каждый год празднуют день вывода войск из Афганистана, а мне хочется только плакать. Это такая боль…

Александра РАЗИНА, Андрей БОЛКО

Что делать, если родственник умер за границей, как вернуть тело?

Смерть — неотъемлемая часть нашего жизненного цикла. Она не выбирает времени и места, приходит неожиданно и не щадит никого. Смерть родителя или родственника — это всегда больно. Если же человек умер в другом городе или стране, то сложностей только прибавляется.

Для проведения прощального ритуала и организации достойных похорон, покойного необходимо вернуть домой. Тем, кто оказался в такой ситуации впервые, процесс репатриации (возвращения тела на Родину) может показаться сложным, непонятным, запутанным, неосуществимым.

На фоне острых душевных переживаний сконцентрироваться на решении проблемы, не запутавшись в нюансах, проще простого. Чтобы избежать распространенных ошибок в этом нелегком деле, разберём его по пунктам.

Хочу перевезти останки сына погибшего в армии на новое место

Порядок действий служб при констатации смерти человека за границей

О смерти человека первыми узнают сотрудники правоохранительных органов и работники скорой помощи. Независимо от того, где и при каких обстоятельствах наступила смерть, компетентные органы выполняют примерно одинаковый алгоритм действий:

  1. Медики констатируют летальный исход, после чего направляют тело усопшего в морг для проведения соответствующей экспертизы. Если человек умер неестественной смертью (автомобильная катастрофа, авария на производстве, суицид, убийство, внезапная гибель), патологоанатом производит вскрытие с предоставлением развернутого отчета о проделанной работе.
  2. Полиция направляет письменное извещение о смерти человека в консульство того государства, гражданином которого он является. В случае двойного гражданства, извещение направляется с учетом последнего места постоянного жительства.
  3. Представители посольства или генконсульства оформляют гербовое свидетельство о смерти, после чего информирует о случившейся трагедии родственников или официальных представителей усопшего, а также оповещает о случившемся компетентные органы. После этого сотрудники консульского отдела переводят документы на официальный язык принимающей стороны, заверяют их нотариально.

Если человек умер за границей насильственной смертью, быстро перевезти его тело не получится. В остальных случаях оформление спец.документов на репатриацию не отнимает много времени.

Выдают ее сотрудники морга, проводившие экспертизу.

Оформить этот документ могут представители страховой компании (при наличии страхового полиса для заграничных поездок), родственники или другие законные представители усопшего.

Хочу перевезти останки сына погибшего в армии на новое место

Документы для репатриации

Набор необходимых документов для транспортировки тела на Родину может отличаться в зависимости от регламента страны отправления. Точный перечень бумаг необходимо уточнить в консульстве. Стандартный список выглядит следующим образом:

  • письменное заявление на перевозку тела, составленное в свободной форме (обязательное требование Таможенного союза ЕЭАС);
  • гербовое свидетельство о смерти, выданное на основании медицинского заключения (Death Certificate);
  • официальное разрешение на вывоз тела с пересечением государственной границы (Export Permit);
  • заверенное свидетельство, подтверждающее факт бальзамирования останков (Embalming Certificate);
  • бумаги, свидетельствующие об отсутствии в транспортировочной капсуле посторонних предметов (Certificate of Contents);
  • документ, подтверждающий правильную запайку гроба в соответствии с предписанными нормами и требованиями к перевозке (Certificate of Sealing).

В некоторых случаях могут потребоваться справки об отсутствии у покойника инфекционных заболеваний, способных передаваться другим людям даже после смерти носителя.

Выбор транспорта для транспортировки тела

Каким видом транспорта доставить тело в страну назначения, выбирает страховая компания без участия третьих лиц. Наиболее распространённый способ транспортировки — воздушный.

Если родственник умер в другом городе, доставить его останки в пункт назначения можно железнодорожным или автомобильным транспортом на выбор.

Ознакомиться с основными правилами и требованиями к перевозке умершего можно на примере:

Хочу перевезти останки сына погибшего в армии на новое место

Способ транспортировки

Вариантов несколько. Выбор подходящего способа во многом зависит от религиозного вероисповедания умершего. Православная вера предполагает наличие гроба с максимально возможным сохранением физической оболочки. В буддизме принято кремировать останки. Окончательный выбор всегда остается за официальными представителями интересов покойника. Рассмотрим каждый случай более подробно.

Урна с прахом. Правила транспортировки определяет непосредственный перевозчик. К ручной клади такой груз не относится, поэтому его принято перевозить в багажном отсеке.

Герметичная запайка емкости и наличие сопроводительных документов — обязательное условие, за выполнение которого несут ответственность сотрудники крематория. На таможне сопровождающему требуется заполнить дополнительный документ — декларацию на вывоз.

Во избежание механических повреждений специалисты рекомендуют поместить урну в плотную коробку или контейнер, обитый мягкой тканью.

Цинковая капсула. Такой вариант транспортировки считается базовым. Предварительно тело бальзамируют. После помещения останков в цинковый гроб, крышку герметично запаивают. Хочу перевезти останки сына погибшего в армии на новое местоИнородных предметов внутри капсулы быть не должно. Факт соответствия этим требованиям подтверждается документально. В списке сопроводительных бумаг должны присутствовать свидетельство о бальзамировании, справка об отсутствии посторонних вложений, акт о герметичной запайке гроба. Выдают эти документы сотрудники морга, ответственные за проведение вышеописанных действий. В качестве дополнительной защиты цинковую капсулу помещают в деревянный гроб. Его перевозка допускается исключительно в багажном отсеке.

Гроб с цинковым вкладышем. Главное отличие от предыдущего варианта (капсулы) заключается в разнице эстетических параметров. Вместо обычной капсулы здесь используется полноценный гроб, внутри которого предусмотрена цинковая вставка. Процедура подготовки тела к транспортировке и перечень документов для таможни те же.

Разбор 3 ситуаций при смерти человека за границей

Вывоз покойника в страну назначения осуществляется по нескольким сценариям. Организационный процесс данного мероприятия зависит от того, имелась ли на руках у умершего страховка с посмертным репатриационным покрытием или нет.

Страховка есть, поездка организована туроператором

Самый простой, быстрый, безопасный и недорогой способ вернуть тело умершего на Родину. Интересы родственников, потерявших родного человека, будут представлять страховая организация, полис которой был оформлен на время поездки.

Чтобы обязанности страховщиков были выполнены в полном размере, необходимо предупредить их о случившемся в максимально короткие сроки. Желательно, в течение нескольких часов после получения известий о кончине. Так как визит иностранного государства организован оператором, туристическая компания связывается со страховщиком самостоятельно.

Вам остается подтвердить озвученный ранее факт. Как же это сделать правильно? Вот несколько полезных советов:

  1. Подготовьте копию страхового полиса (можно найти в электронной почте умершего). Если вы не смогли получить доступ к нужному документу, нестрашно. Заявление должны рассмотреть и без него.
  2. Незамедлительно свяжитесь с представителями страховой компании по телефону, обозначьте суть проблемы. Назовите ФИО владельца полиса, сообщите его номер (если его нет, запросите дополнительный поиск по базе данных), сообщите другие известные вам данные по требованию собеседника.
  3. Узнайте, каким образом можно связаться с контактным лицом, ответственным за дальнейшее ведение вашего дела. Обсудите с ним дальнейшие шаги.
Читайте также:  Как можно узнать о накоплениях по сберкнижке ссср?

Обращаем ваше внимание на то, что страховое агентство предоставляет материальную компенсацию строго по договору. Оставшуюся разницу необходимо доплатить самостоятельно.

Страховка есть, поездка организована самостоятельно

Основной порядок действий в этом случае остается без изменений. Отличие заключается в том, что взаимодействовать с представителями страхового агентства вам придется самостоятельно, без привлечения туристических фирм.

Страховки нет, поездка организована самостоятельно

В этом случае процедура транспортировки тела целиком и полностью ложится на плечи родственников. Стоимость всех необходимых услуг получается космической — обычно от $20 000 и выше.

Всю сумму необходимо перевести единоразово на счет исполнительной компании.

В статью дополнительных расходов входит наем местного специалиста или поездка в другую страну с целью дальнейшего сопровождения останков на Родину.

Получить информационную поддержку в такой ситуации можно в Министерстве иностранных дел РФ. К ним же можно обратиться за помощью в переводе и нотариальном заверении документов, но не более того. Все финансовые издержки родственники умершего берут на себя.

Перевозка тела военного

Прошли те времена, когда погибших на ратном поле здесь же предавали земле. В цивилизованном сообществе принято с особым уважением относиться к памяти усопших. В первую очередь это касается погребения защитников Родины, умерших на боевом посту.

Перевозка тел военнослужащих после летального исхода производится в города проживания их семей или в иные населённые пункты, где будут совершаться захоронения.

Если домочадцы проживают на территории гарнизона, и предполагается проведение похорон по месту, командир воинской части распоряжается осуществить транспортировку тела военного в морг.

Хочу перевезти останки сына погибшего в армии на новое место

Транспортировка тела военнослужащего в другой город

Оказание почестей погибшему происходит на всех этапах транспортировки тела военного в другой город.

Начальник гарнизона, где произошёл трагический случай, организовывает почётный эскорт для препровождения гроба с телом до городской черты или к аэродрому (железнодорожному вокзалу, пристани), откуда будет совершаться отправка груза 200.

Встречает умершего бойца в конечном пункте и препровождает на кладбище (в крематорий) почётный эскорт и выделенный наряд на погребение.

Сопровождать останки к месту назначения полагается 2-4 военнослужащим того же подразделения и соответствующего звания. При них в обязательном порядке должны быть все полагающиеся документы. В корешке извещения о смерти после захоронения (кремации) делается соответствующая надпись. Его возвращают в штаб воинской части, где умер армеец.

Важно! На промежуточных пунктах перегрузки усопшего препровождает выделенный начальником соответствующего гарнизона или военным комиссаром наряд.

Перевозка тела на самолёте

Воздушный транспорт позволяет оперативно решить вопросы транспортировки погибшего к месту захоронения. В то же время перевозка тела военнослужащего на самолёте налагает соблюдение определённые требований. В особенности это касается использования авиалайнеров на обычных гражданских рейсах.

  1. Прибыть к аэродрому с грузом 200 надлежит за 5-6 часов до отправления. Именно в это время совершаются погрузочные работы сотрудниками аэропорта.
  2. Усопший должен быть подвергнут глубокому бальзамированию. Тело размещается в цинковом контейнере с оловянной опайкой. Дополнительная деревянная тара служит для предотвращения различных механических повреждений.
  3. Сопровождающее лицо в обязательном порядке должно лететь тем же рейсом, что и гроб с телом.
  4. У авиакомпании должно иметься разрешение на перевозку подобных грузов.
  5. При пересечении границы на руках сопровождающих лиц должны иметься разрешающие бумаги из посольств.

Перевозка гроба с телом военнослужащего на автотранспорте

Транспортировка тела военнослужащего автокатафалком по территории страны разрешена на расстояния, не превышающие 1500 км. При перевозке на погост для захоронения (крематорий) в соседнюю область допускается использование неглубокого бальзамирования и деревянного гроба. Водитель транспортного средства может выступать в качестве сопровождающего лица.

Важно! Родственники и начальник гарнизона, где будет совершено дальнейшее погребение, уведомляются за сутки до прибытия погибшего.

Стоимость транспортировки – цена на перевозку тела военного

Цена на перевозку тела военнослужащего зависит от множества факторов:

  • расстояния от места гибели до места погребения;
  • выбранного способа транспортировки (авиа- авто- или ж/д перевозка);
  • прижизненных регалий почившего;
  • количества сопровождающих лиц;
  • обстоятельств смерти.

Большую часть расходов, как правило, берёт на себя военное ведомство. Хотя это связано с некоторыми временными неудобствами для родственников. В противном случае стоимость транспортировки может достигать значительных сумм.

Помощь в организации транспортировки

Похоронный дом ВМК сочувствует вашей безвозвратной потере. Мы осознаём, как это важно иметь возможность в дни поминовения посетить могилу близкого человека. Наши сотрудники приложат все усилия для осуществления перевозки тела погибшего военнослужащего в кратчайшие сроки. Готовы предоставить помощь в организации дальнейшего погребения.

Проконсультироваться относительно вопросов похоронной сферы можно по телефону 8 (800) 600-64-74. Ритуальный агент доступен для выезда по вашему адресу круглосуточно.

"В Погостье останки солдат лежат в шесть слоев": исповедь поисковика — МК

Станция Погостье

— Сергей Николаевич, часто поисковики обнаруживают важные находки?

— Когда найденное касается судьбы конкретного человека, оно по определению не может быть не важным.

Вот 26 октября в Ржевском районе Тверской области, в районе деревни Филькино, один из наших поисковиков Руслан Чебан обнаружил останки военнослужащего Красной армии и рядом знак «Отличник социалистического соревнования НарКомТекстиля СССР». Сохранился номер — 1141.

Там же обнаружены две звезды-нашивки. Такие политруки и замполиты нашивали на рукава. Документов не было. Впереди сложнейшая задача — установить личность человека.

— Известно, кто там воевал?

— Это Калининский фронт. Он с севера наступал на Ржев. При слове «Ржев» обычно вспоминают Мончаловские леса. Там в жестоких боях погибла 29-я армия. Это было в начале 1942-го, в феврале.

Сегодня основные районы поиска — это места боев периода взятия Ржева — с августа 1942-го по март 1943-го. Самые кровавые были именно августовские бои. Мы там потеряли огромное количество солдат.

— А где еще в районе Ржева есть места, где до сих пор много непогребенных?

— Не совсем подо Ржевом. Есть такое жуткое для поисковиков место — станция Погостье в Ленинградской области. Я там в свое время со своей командой отрыл шесть слоев, понимаете? Там в шесть слоев лежали, да и сейчас все еще лежат наши солдаты.

— Шесть? В голове не укладывается.

— У меня часто тоже. Наверху погибшие в 1943-м лежат, мы слой подняли, забрали, а там под слоем земли в 10–15 сантиметров — второй слой! А под ним еще один. Мы когда вокруг поискового лагеря начали «поднимать» первые воронки, потом оказалось, что они двойные, тройные. Вот такое жуткое место — эта станция Погостье.

5000 побед

— Да и название под стать. Что же там было во время Великой Отечественной? Многие, уверен, не знают.

— Да мясорубка там была! Страшная и беспощадная. Там и у соседней станции Мга было две попытки прорыва обороны Ленинграда. Неудачных. 1941-й, 1942–1943 годы.

Когда туда в первый раз попал, представить не мог, что мои деды вот так лежат там, не похороненные. С тех пор поиском и занялся, и хороню до сих пор.

Наш поисковый отряд «Победа» с 2001 года нашел останки более пяти тысяч солдат. Установлены имена 181 человека. Только в этом году шестнадцать опознаны. Прибавьте сюда еще 30–40 медальонов, которые пока не можем прочитать.

— Получается, в среднем только каждого пятидесятого удается опознать?

— Верно! И это считается хорошей статистикой.

— Кто в вашей команде?

— Поисковый отряд «Победа» работает с 2001 года. Я и до этого занимался поисковой работой, но именно в том году я сколотил из молодежи добротную команду.

— Какой средний возраст?

— Это подростки лет 14–15. Сознательные и правильные. Но их надо было обучить, показать и подсказать. Так и начался поисковый отряд «Победа». Детишки росли. Сегодня им по тридцать лет и более. Сейчас к поисковой работе приобщаются их дети.

— В этом году тоже были экспедиции?

— В «ковидном» году мы нашли и эксгумировали останки 283 военнослужащих Красной армии. Шестнадцать имен установили. Всего обнаружили 52 солдатских медальона. В прошлом году нашли 113 павших. Самым рекордным, кстати, оказался 2007-й. Тогда в местах боев обнаружили останки 331 человека.

— Это обычно братские захоронения?

— В последнее время мы большие захоронения находим редко. Хотя в январе–феврале 2020 года нашли две большие ямы с захоронениями. Но в основном находим останки одного, двух или трех человек. Например, там, где нашли знак «Отличник НарКомТекстиля» и звезды политрука, там были останки двух погибших. Воронка или ячейка, я не скажу — все лесом уже поросло.

Люди помнят

— По захоронениям можно сказать о характере боев? Наступление ли это было, жестокая оборона, сильный артобстрел…

— Везде по-разному. Мы часто используем следующий прием: берем аэрофотосъемку того времени, обычно это немецкая, и накладываем на топографическую карту тех лет.

С высоты отлично просматриваются воронки или ямы. Вот в тех местах и начинаем поиски. Почему именно там? В этих ямах должны были кого-то похоронить.

Во время артобстрела кого-то убило или когда в атаку ходили, солдат погиб, куда его? В воронку от снаряда.

— А кроме аэрофотосъемки на какие источники еще опираетесь?

— Во-первых, опрашиваем местное население. Да, часто бывает, что люди ничего не знают о здешних боях — они могли и не жить тут еще тогда. Да и много деревень тогда сгинуло в огне войны. Но бывает, что кто-то из старожилов еще жив. Вот с ними и работаем.

Опрашиваем охотников, грибников. Они иногда находят какие-то кости непогребенные, предметы. Потом нам рассказывают: там снаряды видели, там останки. Вот так, из рассказов местных жителей, мы узнали о «высоте-200», где оказалось очень много непогребенных.

— Что это за район?

— Место очень значительное. Мы как-то приехали в Тверскую область, начали поиски. Но нам местные грибники сразу подсказали: идите вдоль местного газопровода, много находок вас ждет. И не обманули! Идешь вдоль трубы, а там траншеи кругом, и видишь кости, следы обстрелов.

Читайте также:  Истец настаивает на проведении третьей экспертизы

— У поисковиков есть конкуренция? Например, может кто-то сказать: это наше место — тут не копайте?

— Да вы что! Наоборот, обмениваемся информацией с другими поисковыми группами. Те же тверские группы нам помогали, подсказывали много раз. Например, кто-то нашел в архиве информацию, материал, но выйти «на землю», в поиск пока не может. Тогда информация передается, кто-то подхватит, начинает работать.

— Штабными картами времен войны пользуетесь? Они остались?

— Осталось-то много, но доступ к ним нам заказан.

— Почему?

— Потому что хорошие карты из архивов изъяты. Органы почему-то до сих пор считают, что это секрет. А те, что доступны нам, — увы! В них мало ценного, неинформативные они. Поэтому в своей поисковой работе не опираемся на карты. Их просто нет.

От саперной лопатки до GPS-навигатора

— Что входит в арсенал поисковика? Какое ваше главное оружие?

— Поисковый щуп и лопата!

— И все?

— Разумеется, нет. Есть еще умные металлоискатели, GPS-навигатор, газовая плита, теплая палатка. Ну и, конечно, достаточно комфортная машина, чтобы все это «добро» перевозить.

— Как-то очень прагматично выглядит набор для работы.

— Это работа и есть. Причем тяжелая. Да, сейчас много инструментов и приспособлений, которые значительно облегчают процесс поиска. Тут и бензопила, и генератор, простой металлоискатель, глубинный металлоискатель. Естественно, саперные щупы.

Вместе со всем этим стараемся устроиться на месте максимально удобно. Если это весенние или осенние вахты, то натягивается тент шириной в шесть метров и длиной в четырнадцать. Под ним у нас столы расположены, отдельная палатка под склад продуктов.

— Похоже на профессиональное оборудование для археологических раскопок.

— Это почти так и есть. Но начинали 20–30 лет назад скромнее: шомпол да лопата. Еды на две недели и — вперед, на питерские болота.

— Детей много приходит в поисковый отряд?

— В последнее время нет. Массированный информационный вал — одна из причин, почему сейчас молодежь меньше интересуется Великой Отечественной.

— Как же так? Должно быть наоборот.

— А на деле именно так! Поток информации сегодня огромен, и ребенок не может разобраться в ценностях этого потока. Не объясняют доступно, мало рассказывают на понятном для современной молодежи языке о том времени, о подвигах.

— Раньше не так было?

— Например, я в 2001-м, когда начал набор, отобрал сорок подростков! А желающих было больше. И все хотели быть поисковиками. Это были ребята 1987–1988 годов рождения. Все были воспитаны на истории Великой Отечественной войны.

Я в 2001-м выступал в школах, рассказывал детям о поисковой работе. Я и сейчас хожу на встречи со школьниками. Приглашаю, например, на поисковую вахту на несколько дней. Присматриваюсь к ним, учу.

Например, разжигать костер, готовить пищу, технике безопасности, рубить дрова. Различать сухое дерево и сырое, подходит ли для костра. Всему этому я должен научить, и только потом специфичному — самому поиску. Это уже следующий этап, по возрастающей.

Потому что, возможно, человеку не понравится соприкосновение с историей, и такое бывает.

Хочу перевезти останки сына погибшего в армии на новое место Ржев — место самых кровопролитных боев за всю Великую Отечественную.

  • «Черные копатели»
  • — Давайте поговорим о «черных копателях».
  • — А что такое «черный копатель» в вашем понимании?
  • — Тот, кто самовольно, незаконно проводит раскопки…

— Правильно! А если, допустим, тот же грибник нашел останки, предметы, награды?.. Заинтересовался, взял с мыслью — передам местному школьному музею. Он в этом случае кто? Или другой пример: молодой человек посмотрел фильмы о Великой Отечественной, проникся и решил: буду искать непогребенных героев! Он садится в машину и едет в тот же Мончаловский лес.

— Но почему не обращается к легальным поисковикам?

— Да потому что у нас есть требования: тот же курс молодого бойца надо пройти, документы предоставить о здоровье физическом и так далее… А тут — прыгнул в машину и поехал. Он тогда кто?

— Получается, и он «черный копатель».

— Думаю, тут другая градация. Все зависит от того, что движет человеком — благородное желание отдать долг памяти предкам или злой умысел, жажда наживы.

Есть в Москве Измайловский вернисаж, рынок. Там продаются многие предметы, имеющие отношение к Великой Отечественной войне. Корпуса мин, снарядов выгоревшие, еще какая-то «ржавчина». Как она оказалась на Измайловском? Явно не от поисковиков.

Для поисковиков главная цель и ценность — солдат, а не артефакты войны. И это большая проблема — как различить этих «черных копателей». Но я одно знаю: если идет от сердца, то начинающий все равно придет к легальным поисковикам.

Впрочем, часто и в нашем деле благими намерениями дорога в нехорошее место вымощена. Сколько раз у меня было: идешь по лесу, там стоит могилка, крест, каска. Наша, советская. Делаю зарубку в памяти: еще вернусь! Но через какое-то время там нет ни каски, ни креста, ни могилки! Оказывается, кто-то из доброхотов передал останки в мемориал, и павшего похоронили!

— Что ж тут плохого? Павший получил упокоение.

— Вот! Казалось бы, сделал доброе дело. Даже — богоугодное! Но на самом деле только навредил. Эти останки еще можно было как-то идентифицировать, возможно, опознать. Но теперь это уже невозможно, и павший записан как безымянный герой…

Земля выталкивает снаряды

— Есть такая тема — эхо войны. Не так давно в Лобне парнишка принес в школу снаряд времен войны и подорвался. Есть ли у поисковиков с этим проблемы? Наверное, мальчишкам очень трудно удержаться от соблазна прихватить найденный артефакт?

— Нет, у нас с этим строго. Я всегда предупреждаю и прошу: не прячьте, если запрятали чего в карманы — лучше выкладывайте. Иначе может быть опасно. И это не пустые угрозы. Взял и припрятал, например, парнишка пару патронов в карман. Никто же не заметит, правда? Подошел к костру близко и — патроны начали произвольно рваться. И — все! Трагедии точно не избежать.

У меня в команде все это понимают. А где тот снаряд или мину парень в Лобне раздобыл — непонятно… Вообще, наша земля еще полна мин, снарядов и бомб с тех времен. В том же Ржевском районе землю до 70-х даже не возделывали — боялись подрывов! И до сих пор находят. Земля выталкивает боеприпасы. Она, земля, вообще все инородное отторгает.

— Мистика какая-то…

— Мистика — не мистика, но в прошлом году, допустим, вроде с одного поля всё собрали, металлоискателем дополнительно прошлись. Разве что пальцами землю не перебрали. Через год возвращаемся, и будто мы там и не были: опять металлоискатели верещат от железа.

— Часто ли приходилось находить оружие?

— Редко. Обычно как было? После боев, если была возможность, все оружие ведь собирали. Но, бывает, попадаются образцы — наши винтовки-«трехлинейки», но они проржавевшие уже, совсем неприглядные.

Музейной ценности от них часто никакой. А вот мины и снаряды попадались частенько. Мы тогда вызываем специальные службы МЧС. Они обезвреживают.

Впрочем, находки — это не только оружие и амуниция, это еще и необычные предметы быта.

— Например?

— Курительная трубка. В августе нашли прекрасно сохранившуюся курительную трубку. Я ее законсервировал для сохранности.

— А медальоны, крестики, фотографии?

— Сохранившиеся фотографии — это огромнейшая редкость и удача. Бумага же недолго сохраняется. Медальоны тоже редки — время и к ним безжалостно. А вот кресты мы находим. Нечасто, но находим. Бывает, большие, с белой и синей эмалью.

— А нательные крестики?

— И нательные тоже находим. Но меньше, агрессивная среда — земля, болотистые почвы — быстро их губят. Треть сохраняется — не больше.

Нелюди

— Случалось находить так называемые расстрельные ямы?

— Конечно! И не раз. В том же самом Погостье. Помню, наткнулись на глубокий провал. На краю огромная береза стояла, со времен войны. Мы начали работу, и там нашлись останки, проложенные бревнами. То есть это явно расстрельные ямы.

Один слой лежит, доски, потом еще слой, опять доски, и все просыпано карболкой. Мы спустились на полтора-два метра глубины, а там… мертвые неразложившиеся тела, болото их сохранило. Вернулись к ним весной, в итоге откопали 286 человек.

— Удалось выяснить подробности?

— Да. Недалеко от тех мест когда-то располагался Макарьевский монастырь. В 30-е годы монастырь закрыли, на его месте разместили лепрозорий. Монахи остались, вместе с врачами помогали больным. В итоге всех в этой яме и расстреляли… Было это в 1941-м. Этот эпизод, кстати, звучал даже на Нюрнбергском процессе.

Недалеко от той же станции Погостье тоже была яма. На найденных черепах отчетливые пулевые отверстия в затылок, у всех. А там было человек двенадцать. А вообще в Ржевском районе было много зверств. Например, мы нашли группу павших в шинелях. Но перед тем как их закопали, по ним ездили танки — все косточки красноармейцев раздроблены, перемолоты…

В ЦК стыдились Ржевской битвы

— Во времена СССР на многострадальной ржевской земле не поставили ни одного мемориала. Почему?

— Стыдились, не хотели признавать очевидного — больших потерь и бездарного в то время руководства. Ведь Ржев в начале войны сдали без боя. Зато потом большой кровью три года пытались выбить оттуда немцев. За это время от постоянных бомбежек и артобстрелов города-то уже и не было.

Героизм советского солдата здесь неоспорим, но и просчеты высшего руководства — они тоже неоспоримы. Не мне судить, но все же мне душу другое бередит — многие солдаты там десятилетиями оставались непогребенными.

Прошли годы, вокруг Ржева не обрабатывалась земля, потому что невозможно было — вся снарядами нашпигована. И трупы как лежали, так и оставались лежать, будто о них забыли. Я тут наши находки вспоминаю.

В тех же Мончаловских лесах, в четырех километрах от места, где сейчас памятник, нашли целый санитарный обоз.

Солдаты, на носилках деревянных, с бинтами, наложены на них шины. Ноги-руки перебиты… Очевидно, в лесу замерзли, погибли. И только спустя столько лет их нашли! Мхом покрытые, брошенные. Мы их нашли, собрали, предали земле. Вот таких солдат сначала отыскать и похоронить, а уж потом можно и памятники справлять…

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *