Правомерен ли отказ начальника колонии?

Правомерен ли отказ начальника колонии?https://www.znak.com/2021-09-30/uralskie_kolonii_zarabatyvayut_sotni_millionov_na_trude_zaklyuchennyh_kak_ustroena_rabota

2021.09.30

В Свердловской области — больше 20 исправительных колоний, в которых отбывают наказание около 17 тыс. человек. Из них около 8 тыс. человек трудоустроены.

В основном они работают на производствах и делают буквально все: от металлоконструкций и деталей для вагонов до детской одежды, люлек и даже сувениров на 3D-принтере. По данным регионального ГУФСИН, с начала года заключенные произвели продукцию на 1,7 млрд рублей.

Ежегодно они получают контракты на десятки и тысячи миллионов. Зарплаты осужденных — сдельная, по данным ГУФСИН, в среднем составляет 6523 рубля. По словам самих заключенных и членов ОНК, чаще всего она гораздо ниже. Большая часть денег остается внутри колоний. Корреспондент Znak.

com отправился в одну из крупнейших колоний Свердловской области — колонию строгого режима № 12 в Нижнем Тагиле, чтобы узнать, как устроен труд заключенных и на что тратят заработанные на заказах деньги. 

Яромир Романов / Znak.com

От вагонов для оборонного завода до детских ползунков

ИК-12 в Нижнем Тагиле — одна из крупнейших колоний в Свердловской области, здесь отбывают срок более 2 100 осужденных по разным статьям, но преимущественно рецидивисты. 

В этом году колония строгого режима стала одной из самых обеспеченных в регионе за счет большого количества продукции, которая здесь производится

Основной заказчик колонии — корпорация «Уралвагонзавод». Заключенные изготавливают детали для вагонов, которые производят на предприятии «Ростеха». За пять лет общая сумма госконтрактов с УВЗ, по данным СПАРК, составила более 2,2 млрд рублей.Правомерен ли отказ начальника колонии?Заключенные делают детали для вагонов УВЗ — полузакрытого оборонного предприятияЯромир Романов / Znak.comНедавно в ИК-12 был подготовлен участок для выпуска нового изделия УВЗ — бортовой рамы железнодорожного полувагона.

Летом ИК-12 заключила с УВЗ два договора на сумму более 710 млн рублей. По первому договору в учреждении изготовят торцевые стенки для вагонов, по второму — обрабатывают детали для спецтехники. Недавно в ИК был подготовлен участок для выпуска нового изделия УВЗ — бортовой рамы железнодорожного полувагона. 

Несколько цехов ИК-12 перепрофилировали и значительно расширили список производимой продукции. Колония начала участвовать в разных тендерах, выигрывая многотысячные, а порой и миллионные контракты. 

Помимо деталей для вагонов, сейчас здесь выпускают деревянные поддоны, теплые комбинезоны, одеяла, люльки для детей, спецодежду, автобусные остановки, навесы, изделия для нефтедобывающей отрасли, деревянную мебель и даже подарочную упаковку. Сейчас в ИК-12 трудоустроены 711 человек. 

Контракты на миллиарды рублей 

Оценить, сколько зарабатывают колонии Свердловской области, сложно. Точную сумму в ГУФСИН не раскрывают. 

Чтобы понять масштабы, приведем суммы госконтрактов, которые ИК региона заключали с различными предприятиями в 2020 и 2021 годах (по данным СПАРК). Суммы очень разные. 

  • ИК-13 (Нижний Тагил) — 625 млн рублей
  • ИК-10 (Екатеринбург) — 282 млн рублей 
  • ИК-52 (поселок Восточный) — 67,1 млн рублей
  • ИК-46 (Невьянск) — 40,2 млн рублей
  • Женская ИК-6 (Нижний Тагил) — 38,5 млн рублей
  • ИК-12 (Нижний Тагил) — 27,9 млн рублей
  • ИК-2 (Екатеринбург) — 18,4 млн рублей
  • ИК-53 (поселок Привокзальный) — 18,2 млн рублей
  • ИК-47 (Каменск-Уральский) — 18,7 млн рублей
  • ИК-26 (Тавда) — 16,6 млн рублей
  • ИК-19 (Тавда) — 13,1 млн рублей
  • ИК-24 (поселок Азанка) — 11,6 млн рублей
  • ИК-62 (Ивдель) — 10,5 млн рублей
  • ИК-55 (Ивдель) — 8,7 млн рублей
  • ИК-54 (Новая Ляля) — 6,1 млн рублей
  • ИК-63 (Ивдель) — 5,7 млн рублей
  • ИК-3 (Краснотурьинск) — 3,7 млн рублей
  • ИК-8 (поселок Гари) — 3,5 млн рублей
  • ИК-5 (Нижний Тагил) — 3,4 млн рублей
  • Женская ИК-16 (Краснотурьинск) — 2,5 млн рублей
  • ИК-56 (Ивдель) — 1,3 млн рублей

Всего в 2020 году колонии свердловского ГУФСИН получили госконтракты почти на 680 млн рублей, за 9 месяцев 2021 года — на 450 млн рублей. За последние пять лет речь идет о нескольких миллиардах рублей.

Сам ГУФСИН по Свердловской области в основном отчитывается об объемах произведенной продукции. По данным пресс-службы свердловского главного управления ФСИН, за неполные девять месяцев 2021 года учреждения выпустили товары и оказали услуги на 1,6 млрд рублей и уже перевыполнили план. В 2020 году — на 2 млрд рублей. 

Как утверждает пресс-секретарь ГУФСИН по Свердловской области Александр Левченко, деньги не уходят в общий «котел», их используют сами исправительные учреждения. 

Правомерен ли отказ начальника колонии?Яромир Романов / Znak.com

«Все эти деньги остаются в самой колонии: на них содержат заключенных, проводится благоустройство, ремонты, закупаются продукты питания, модернизируются цеха», — говорит Александр Левченко. 

Зарплаты 

Работу в колониях получают не только должники. Многие просто хотят заработать. В ИК-12 Нижнего Тагила зарплата считается самой высокой среди колоний Свердловской области. 

По данным ГУФСИН, в среднем работники разных сфер в данной колонии получают 9 876 рублей.

Отдельные специалисты могут зарабатывать до нескольких десятков тысяч рублей в месяц. Например, высококвалифицированный сварщик в металлообрабатывающем цехе может получать 30 тыс. рублей. 

Но, как отмечает начальник мехцеха исправительной колонии № 12 Алексей Семенов, оплата труда напрямую зависит от заказа, объема и сложности работ. Но все-таки средний диапазон зарплат здесь 20–25 тыс. рублей. 

Правомерен ли отказ начальника колонии?Заключенные могут производить многое, например кованые конструкции и автобусные остановкиЯромир Романов / Znak.com

Зарплата заключенных-портных тоже зависит от сложности и объема заказа. Начальник нового швейного цеха в ИК-12 Любовь Плужникова говорит, что закройщики и швеи в среднем получают до 10 тыс. рублей. 

В пресс-службе ГУФСИН по Свердловской области рассказали, что зарплата осужденных — сдельная. Среднемесячная заработная плата заключенных на 27 сентября 2021 года составила рублей 6523 рубля 56 копеек.

Если у осужденных нет задолженностей, исков, то деньги они могут потратить в местном магазине: купить чай, сладости, сигареты. Многие заключенные отправляют деньги родным на свободе. 

Но бывает и по-другому. Отбывающий наказание за убийство фотограф Дмитрий Лошагин на суде рассказал, что в месяц зарабатывает всего 800 рублей, хотя делает 62 стула на производстве. Условия труда он назвал «рабскими».

Лошагин отбывает наказание в ИК-10 в Екатеринбурге. Именно эта колония за последние полтора года заключила госконтракты сразу на 273 млн рублей.  

Член общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Свердловской области Ольга Иванцева считает, что Лошагин не обманул. По ее практике, многие заключенные получают на руки в среднем 500–700 рублей в месяц. Кроме того, общественникам некоторые заключенные жалуются на переработки, которые не учитываются. 

Правомерен ли отказ начальника колонии?На руки осужденные часто получают меньше, чем декларирует ГУФСИНЯромир Романов / Znak.com

«Жалобы идут, что они на работу ходят каждый день, а в итоге пишут, что они работали шесть дней. И такое бывает, что больше 8 часов работают. В каждом отдельном случае надо искать доказательства.

Но жалобы массовые. Это сложная система, где сложно что-то проверить. Сегодня представители ОНК пришли — и заключенных отпустили в 5 вечера. Завтра не пришли — и отпустили в 10», — говорит Иванцева.

 

Обновление от 1 октября. Начальник пресс-службы ГУФСИН Александр Левченко заявил, что слова Иванцевой о случаях массовых нарушений трудового законодательства, средней и минимальной оплаты труда не соответствуют действительности. 

«Учреждения ГУФСИН выполняют все требования трудового законодательства. За этим надзирают, помимо общественников, которые не являются узкими специалистами, специальные структуры ФСИН России. Они следят за начислениями зарплат, соблюдениями условий труда, предоставлением отпусков. Это все проверяется многочисленными комиссиями», — сказал Левченко. 

Комиссии, по его словам, находят единичные нарушения, они устраняются. «Жалобы могут поступать и от осужденных, и от родственников, и от ОНК. Они носят единичный характер. В основном информация в них не подтверждается.

Многие люди рассчитывают на большую зарплату, меньший рабочий день, не понимая, что есть определенное законодательство. На производстве везде сдельная оплата труда. Заключенные получают зарплату за объем выполненной работы. Не у всех осужденных есть высокая квалификация, это приобретается с опытом.

Если нарушения находятся, сотрудники наказываются. У нас дисциплинарная практика, никто не витает в облаках, мы свои ошибки признаем», — сказал Левченко. 

Шанс выйти по УДО и оплатить иски

Работа заключенных выгодна не только администрациям колоний, но и им самим. Во-первых, с заработанных на производстве денег они могут оплачивать присужденные штрафы и иски. В ИК-12 те, у кого есть долги, трудоустраиваются в первую очередь. Когда осужденный получает зарплату, у него принудительно изымается часть для погашения штрафа.

Правомерен ли отказ начальника колонии?Яромир Романов / Znak.com

Есть и такие заключенные, кто дополнительно вносит деньги сверх того, что уже вычли из зарплаты, чтобы быстрее погасить задолженность. 

Во-вторых, трудоустройство в колонии дает осужденному больше шансов выйти по УДО. По словам пресс-секретаря регионального ГУФСИН, последние пару лет на свободу досрочно выходит треть заключенных. Условий несколько: отсутствие нарушений внутреннего распорядка, прилежное поведение, погашенные иски, добросовестное выполнение обязанностей на рабочем месте (если он трудоустроен). 

Самый простой вариант — швейное производство 

В сентябре в ИК-12 открыли два новых цеха для наращения темпов производства — механический и швейный. Как утверждает замначальника ГУФСИН по Свердловской области Дмитрий Скосырев, оба цеха были отремонтированы и оснащены исключительно на деньги колонии, она не получала никакого федерального или регионального финансирования. 

Правомерен ли отказ начальника колонии?Швейное производство — самое распространенное, потому что заключенных легко можно научить шитьЯромир Романов / Znak.com

Новый швейный цех — уже второй в ИК-12, первый появился здесь четыре года назад. В старом цехе уже трудоустроено более 100 человек, новый корпус позволяет разместить там до 70.

По словам Дмитрия Скосырева, в регионе есть большая потребность в швейных изделиях, и у ИК-12 много заказчиков.

Кроме того, говорит Скосырев, заключенных можно быстро научить шить, а значит, у большинства из них есть возможность получить работу. 

Правомерен ли отказ начальника колонии?Яромир Романов / Znak.com

«Швейное производство — это самый быстрый способ обеспечить осужденных трудом», — говорит заместитель руководителя областного ГУФСИН. 

Практически все, кто сейчас работает портным в ИК-12, прошли обучение в местном ПТУ. Здесь готовят специалистов по 10 отраслям, в том числе дерево- и металлообработке. Сейчас в учреждении учатся 250 человек, по окончании ПТУ они получают диплом, который позволяет им получить работу в том или ином цехе. Обучение длится от двух до шести месяцев. 

Правомерен ли отказ начальника колонии?Чтобы получить сложную работу, необходимо закончить ПТУЯромир Романов / Znak.com

Осужденный Дмитрий тоже учился в техникуме на швею и уже два года с начала своего срока шьет детскую одежду. Он сидит в колонии за кражу, долгов по гражданским искам у него нет, поэтому деньги он тратит в местном магазине. 

«Хочу пораньше освободиться», — отвечает Дмитрий на вопрос журналистов, что все-таки сподвигло его идти работать добровольно. 

Во втором открывшимся накануне цехе — механическом — работают сварщики: на данный момент они собирают автобусные остановки, которые затем будут стоять в Нижнем Тагиле, а также сваривают стенки бункеров. 

Несмотря на то что сейчас ИК-12 активно развивает швейное производство, руководство все равно считает металлообработку главной отраслью в колонии.

Цех находится в большом старом здании, которое до этого пустовало. По словам начальника мехцеха Алексея Семенова, за 5 млн рублей здесь сделали ремонт, закупили оборудование.

Сейчас уже работают 25 человек, но в перспективе трудоустроят до 50 человек. 

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Эльвира Вихарева: «Секретный архив» ФСИН: почему никаким проверкам не остановить пытки в колониях

Правомерен ли отказ начальника колонии? Правомерен ли отказ начальника колонии? Курс валют предоставлен сайтом old.kurs.com.ru

Читайте также:  Примут ли в магазине склеенный гарантийный талон?

Пока все были заняты новостями о падении Фейсбука и поиском утекших с серверов данных в даркнете, в России стало известно об утечке данных совсем иного порядка. Проект Gulagu.net сообщил о том, что к ним попал архив ФСИН размером 40ГБ, содержащий порядка тысячи видео и документов. На некоторых видео зафиксированы изнасилования и пытки заключенных «активистами». Проект передал часть видео разным изданиям. Архив, по словам правозащитников, попал к ним благодаря бывшему заключенному-программисту, который имел доступ к системам ФСИН. 

 Пытки в колониях едва ли были для кого-то секретом и до этого дня: к ним прибегают для выбивания нужных показаний, склонения к сотрудничеству с администрацией и по заказу частных лиц. Во ФСИН заявили, что «проведут проверку», но доказательства пыток в колониях появляются и становятся публичными постоянно, а ответственные за них предсказуемо не сталкиваются с правосудием. 

В ситуациях, когда доказательства оказываются совсем уж очевидными и получают широкую огласку, ФСИН иногда приходится искать козла отпущения и увольнять кого-то, выставляя дело так, будто произошедшее — какое-то неожиданное исключение.

На деле же вся пенитанциарная система устроена так, чтобы поощрять пытки. О них прекрасно знает начальство всех уровней, полиция и СК. В июне Путин подписал закон о запрете для адвокатов проносить в колонии телефоны и камеры.

Этот закон лишает правозащитников возможности фиксировать нарушения прав людей в местах лишения свободы — и с этой целью он, очевидно, и был принят.   

Помимо того факта, что колонии и тюрьмы — закрытые системы, препятствующие работе правозащитников, не помогает освещению нарушений прав заключенных и лежащая на них стигма.

Есть какой-то парадокс в том, что уровень доверия к суду в стране очень низкий, но про заключенных часто принято заранее предполагать, что они заслужили всего, что с ними происходит. Очень важно помнить (в нынешнем политическом климате особенно), что тюрьма касается каждого, а люди в заключении не должны лишаться базовых прав.

Так называемые исправительные учреждения в России сегодня не могут никого «исправить» и на это не рассчитаны — это места, где к людям просто безнаказанно применяют насилие.

Интервью Невзоровские среды

гость: Александр Невзоров публицист

Правомерен ли отказ начальника колонии? До Кремля, наконец, дошло, что в политике, как в тюремной бане, стесняться не надо вообще. Надо быть злобным, агрессивным, страшным, подлым, то есть, собственно говоря, таким, какой ты и есть…

Осужденные могут отбывать наказание недалеко от своих семей

советы

Правомерен ли отказ начальника колонии?

28 сентября 2020 года в силу вступил Федеральный Закон 96-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-исполнительный кодекс РФ». Эти изменения касаются осужденных к лишению свободы и к принудительным работам.

Теперь эти осужденные смогут перевестись в исправительные учреждения, расположенные ближе к месту жительства своих ближайших родственников. Рассмотрим новый порядок подробнее.

Как перевести осужденного к принудительным работам в исправительный центр рядом с домом?

Для этого понадобится заявление осужденного или его близкого родственника, но осужденный должен быть согласен.

Далее ФСИН будет рассматривать есть ли возможность разместить осужденного в исправительном центре рядом с домом его близкого родственника.

Будет возможность – осужденного направят, не будет – найдут ему другой исправительный центр, наиболее близкий к месту жительства его семьи. (Ч. 2–1 ст. 60-1 УИК РФ).

Только что осужденного к принудительным работам будут направлять в наиболее близко расположенный исправительный центр, где есть возможность его разместить.

Случаи, когда возможен перевод осужденного к принудительным работам из одного исправительного центра в другой:

  • если он болен;
  • если это требуется, чтобы обеспечить его личную безопасность;
  • если исправительный центр реорганизуется или ликвидируется;
  • если сложились такие обстоятельства, которые не позволяют ему находиться именно в этом учреждении;
  • если он или его близкий родственник, но с его согласия, напишет заявление во ФСИН России о переводе в место, где проживает его семья. Если возможности размещения в таком исправительном центре нет, — в ближайший к месту жительства близкого родственника. Такой перевод возможен один раз за весь период отбытия наказания. (Ч.ч. 5 и 6 ст. 60-1 УИК РФ).

???? Перевести осужденного из одного исправительного центра в другой не получится только в случае, если в пути следования наступит окончание срока наказания. (Ч. 5 и 6 ст. 60-1 УИК РФ, ч. 2 ст. 81 УИК РФ).

При переводе по заявлению, оплачивать свой «переезд» в исправительный центр рядом с местом жительства своих родственников осужденные будут самостоятельно. В прочем, следовать к этому новому месту они тоже будут сами. (Ст. 60-2 УИК РФ).

Если же осужденного переводят НЕ по заявлению, а по иным причинам, то к новому месту отбытия наказания он отправляется за счёт государственных средств, но самостоятельно.

Согласно новому порядку, осужденный направляется в исправительное учреждение, наиболее близко расположенного субъекта РФ, где есть условия для его размещения, если по его месту жительства такое учреждение отсутствует. (Ч. 2 ст. 73 УИК РФ).

Правомерен ли отказ начальника колонии?

Как перевести осужденного к лишению свободы ближе к месту жительства близких родственников?

Для этого понадобится заявление осужденного или его близкого родственника, но осужденный должен быть согласен.

Далее ФСИН рассмотрит: есть ли возможность разместить осужденного в исправительном учреждении рядом с местом жительства его близкого родственника.

Будет возможность – осужденного направят в такое учреждение, не будет – найдут колонию, расположенную наиболее близкую к семье. (Ч. 2-1 ст. 73 УИК РФ).

???? Читать также: Как перейти на облегченный режим в колонии

Случаи, когда перевод осужденного к лишению свободы из одной колонии в другую возможен

(кроме осужденных по статьям, указанным в ч. 4 ст. 73 УИК РПФ):

  • при болезни осужденного;
  • для обеспечения его личной безопасности;
  • при реорганизации или ликвидации колонии;
  • при обстоятельствах, препятствующих дальнейшему нахождению осужденного в этом учреждении;
  • по заявлению осужденного или его близкого родственника, но с его согласия. Тогда ФСИН России направит осужденного в исправительное учреждение, расположенное в субъекте РФ, где проживает его близкий родственник. Если возможность размещения в такой колонии будет отсутствовать, то осужденного переведут в ближайшую к месту жительства близкого родственника колонию. (Ч. 2 ст. 81 УИК РФ).

В другое исправительное учреждение осужденный к лишению свободы за:

  • преступления террористической направленности,
  • похищение человека,
  • участие в НВФ, бандитизме, преступном сообществе,
  • государственную измену,
  • вооруженной захват власти,
  • организацию экстремистского сообщества или экстремистской организации,
  • посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа,
  • дезорганизацию деятельности исправительного учреждения.

может быть переведен только по решению органов Уголовно-Исполнительной системы. (Ч. 2 ст. 81 УИК РФ).

???? Читай также: Какие документы нужно собрать для длительного свидания с заключенным

«Потом в глаза детям смотреть не смогу»: как «хозяина» колонии №3 отправили за решетку

«Мне через три месяца будет уже 50 лет. Я всегда всю свою работу строил только с точки зрения законности», — говорил накануне в суде отстраненный начальник ИК-3 Александр Мелешенко.

Мужчине вменяют в вину поборы с осужденных на ремонт тюрьмы и получение взятки от одного из насильников-рецидивистов. Сам свою причастность к инкриминируемым преступлениям офицер отрицает и готов на тесное сотрудничество со следствием. Но этого оказалось мало, чтобы избежать ареста.

О том, в чем конкретно мог провиниться начальник колонии в стенах «Пановки», — в материале «БИЗНЕС Online».

Правомерен ли отказ начальника колонии? Уголовное дело в отношении Мелешенко возбудили еще 16 августа. И первоначально в фабуле был только один эпизод по ч. 1 ст. 285 УК РФ, считающейся преступлением средней тяжести

«Имейте совесть!» — все повторял журналистам адвокат Александр Фомин при попытках заговорить с начальником пестречинской исправительной колонии №3 Александром Мелешенко.

Накануне его, закованного в наручники, под конвоем привели в Советский суд на избрание меры пресечения в рамках возбужденного в отношении него уголовного дела по факту злоупотребления должностными полномочиями и получения взятки.

Подполковник внутренней службы с 25-летним стажем тюремной работы, увидев толпу журналистов у зала суда, сильно смутился. До последнего он пытался не смотреть в камеры, скрывал свое лицо и избегал общения с прессой.

Уголовное дело в отношении Мелешенко возбудили еще 16 августа. И первоначально в фабуле был только один эпизод по ч. 1 ст. 285 УК РФ, считающейся преступлением средней тяжести. Мужчину тогда не стали арестовывать, ограничившись подпиской о невыезде. Мелешенко отстранили от управления ИК-3 в Пановке, и все это время он ждал участи дома.

Следователи же не успокоились и выявили еще один эпизод, но на этот раз уже по ч. 3 ст. 290 УК РФ — «Получение взятки должностным лицом», что считается уже тяжким преступлением, предполагающим максимальное наказание в виде 8 лет лишения свободы. Новые обстоятельства побудили следствие обратиться в суд для заключения Мелешенко под стражу.

Согласно обвинительному заключению, начальник ИК-3 вместе с «иными неустановленными лицами» в период с 10 по 15 июля этого года получил от некоего осужденного Ткаченко 6,5 тыс. рублей якобы на нужды учреждения, а также требовал с него еще 40 тыс.

рублей на закупку строительных материалов на ремонт зданий тюрьмы. Кроме того, в обвинении фигурирует эпизод, по которому Мелешенко якобы получил взятку в 148,5 тыс. рублей от другого осужденного Ильнура Валиуллина, о котором мы рассказывали ранее.

Он отбывал наказание в ИК-3 за изнасилование и был своего рода «красным» старшиной над другими осужденными — через него другие заключенные за определенную плату решали различные вопросы.

По информации наших источников, денежный поток с такой схемы заработка Валиуллина не миновал и Мелешенко, якобы покровительствующего пронырливому зэку.

Раскрывать подробности таких махинаций старший следователь второго (должностного) отдела СУ СКР по РТ Анис Мансуров в суде не стал, сославшись на тайну следствия. Не исключено, что роль осужденного Валиуллина в деле Мелешенко решающая.

По крайней мере, в ходе судебного процесса адвокат начальника колонии Фомин настоятельно просил огласить протокол очной ставки между Мелешенко и Валиуллиным, но в закрытом от прессы режиме — мол, там содержится некая «гостайна». Хотя, по словам следователя, ничего сверхсекретного там не было.

Судья Эрик Хабибуллин просьбу адвоката удовлетворил, и журналистов все-таки вывели из зала на самом интересном месте.

Правомерен ли отказ начальника колонии? Несмотря на все просьбы адвоката и самого Мелешенко, суд встал на сторону следователя и гособвинения, отправив на ближайшее время отстраненного начальника тюрьмы за решетку в СИЗО-1

Следователь просил суд заключить Мелешенко под стражу на срок предварительного следствия, т. е. на месяц и два дня, или до 16 октября. Его просьбу поддержал и помощник прокурора Советского района Дмитрий Зайцев.

Как пояснил Мансуров, начальник колонии, если его не изолировать, может помешать расследованию: все свидетели по делу — его коллеги по службе, и на них он может оказать давление, или уничтожить доказательства, или просто убежать.

С такими тезисами адвокат Фомин был категорически не согласен. По его словам, с момента возбуждения уголовного дела в отношении Мелешенко, 16 августа, тот не скрывался от следствия и даже не пытался этого делать.

Уехать куда-то из республики, сбежать, по мнению защитника, его клиент тоже не может — у того нет ни загранпаспорта, ни накоплений, ни машины. Даже выяснилось, что Мелешенко узнал о своем готовящемся задержании еще 13 сентября, т. е. за сутки до свершения этих событий. Но сбегать не стал.

А напротив, собрал вещи, которые ему могут пригодиться в СИЗО (видимо, на всякий случай), в сумку и на следующее утро (за полчаса до запланированного допроса) спокойно явился к следователю. Там его без шума и пыли с вещами и задержали.

По словам адвоката, все это лишний раз подтверждало, что Мелешенко не собирается скрываться от следствия, а значит, ему можно доверять и впредь, но уже будучи либо под подпиской о невыезде, либо под домашним арестом.

«Мне через три месяца будет уже 50 лет. Я всегда всю свою работу строил только с точки зрения законности. Да, совершил я, не отрицаю, два момента, которые мне предъявляют.

Не отказываюсь, они есть, — заявил в суде Мелешенко, имея в виду некие служебные дисциплинарные провинности, фигурирующие также в деле, но никак не свою вину по предъявленному обвинению. — Но взять на себя то, что я не делал, мне совесть не позволяет. Я потом в глаза детям смотреть не смогу. Когда меня вызвали — я прибыл.

Без всяких лишних движений собрал с собой вещи и прибыл. Двое суток я был в ИВС. Если мне изберут меру пресечения, не связанную с изоляцией, я обязуюсь выполнять все требования, которые мне предъявляются».

Несмотря на все просьбы адвоката и самого Мелешенко, суд встал на сторону следователя и гособвинения, отправив на ближайшее время отстраненного начальника тюрьмы за решетку в СИЗО-1. Там он пробудет пока что до 16 октября, если защите не удастся обжаловать решение. Весть о скором знакомстве с жизнью по ту сторону решетки Мелешенко воспринял спокойно, без эмоций.

Читайте также:  Хочу перевезти останки сына погибшего в армии на новое место

Прокурор разъясняет — Прокуратура Хабаровского края

Порядок изъятия у осужденных к лишению свободы, запрещенных к использованию в исправительных учреждениях вещей и предметов

В соответствии с приложением № 1 Правилам внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 03.11.2005 № 205 утвержден следующий перечень вещей и предметов, продуктов питания, которые осужденным запрещается иметь при себе, получать в посылках, передачах, бандеролях либо приобретать:

  •   — предметы, изделия и вещества, изъятые из гражданского оборота;
  •   — все виды оружия, боеприпасы;
  • — взрывчатые, отравляющие, пожароопасные и радиоактивные вещества, зажигалки;
  •   — деньги, ценные вещи;
  •   — ценные бумаги, валюта зарубежных стран;
  •   — оптические приборы;
  •   — наручные и карманные часы (в тюрьмах);
  •   — продукты питания, требующие тепловую обработку (кроме чая и кофе, сухого молока, пищевых концентратов быстрого приготовления, не требующих кипячения или варки), продукты домашнего консервирования, дрожжи;
  •   — все виды алкогольных напитков, пиво;
  •   — духи, одеколон и иные изделия на спиртовой основе;
  •   — наркотические средства, психотропные токсические и сильнодействующие вещества, их аналоги и без медицинских показаний лекарственные вещества, предметы медицинского назначения;

  — электронно-вычислительные машины, пишущие машинки, множительные аппараты и др. оргтехника.

  1.   — ножи, опасные бритвы, лезвия для безопасных бритв;
  2.   — колюще-режущие предметы, конструктивно схожие с холодным оружием;
  3.   — топоры, молотки и другой инструмент;
  4.   — игральные карты;
  5.   — фотоаппараты, фотоматериалы, химикаты, кинокамеры, видео-, аудиотехника (кроме телевизионных приемников, радиоприемников), средства связи и комплектующие к ним, обеспечивающие работу;
  6.  — любые документы (кроме документов установленного образца, удостоверяющих личность осужденного, копий приговоров и определений судов, ответов по результатам рассмотрения предложений, заявлений, ходатайств и жалоб, квитанций на сданные для хранения деньги, вещи, ценности);
  7.   — топографические карты, компасы, литература по топографии, единоборствам, служебному собаководству, устройству оружия;
  8.   — военная и другая форменная одежда, принадлежности к ней;
  9.   — одежда, головные уборы и обувь (за исключением тапочек, спортивных костюмов и спортивной обуви) неустановленных образцов;
  10.   — цветные карандаши, фломастеры, маркеры, чернила, тушь, шариковые и гелиевые стержни (за исключением синего и черного цветов), краски, копировальная бумага;
  11.   — порнографические материалы, предметы;
  12.   — электробытовые приборы (за исключением электробритв, бытовых электрокипятильников заводского исполнения);
  13.   Настоящий перечень распространяется и на осужденных, отбывающих наказание в колониях-поселениях, за исключением иметь: деньги, продукты питания, требующие тепловую обработку, продукты домашнего консервирования (кроме дрожжей), одежду гражданского образца, электробытовые приборы.
  14.   При переводе в другое учреждение осужденным разрешается брать с собой только личные вещи, продукты питания и предметы, приобретенные ими в установленном порядке.

  Количество вещей и предметов, продуктов питания, которые осужденные могут иметь при себе, определяется начальником учреждения, исходя из местных условий и возможностей. Общий вес принадлежащих осужденному вещей и предметов, продуктов питания, включая находящиеся на складе, не может превышать 50 килограмм.

  •   Телевизионные приемники и радиоприемники могут приобретаться только для коллективного пользования и устанавливаться в местах, определенных администрацией.
  •   Ношение спортивных костюмов и спортивной обуви разрешается во время спортивно-массовых мероприятий.
  •   Перечень продуктов питания, которые осужденные могут иметь при себе, хранить, получать в посылках, передачах, бандеролях либо приобретать, может быть ограничен по предписанию санитарно-эпидемиологической службы.
  •   Правом изъятия у осужденных запрещенных к использованию в исправительном учреждении вещей обладают представители администрации учреждения.
  •   Запрещенные вещи, а также вещи, имеющиеся у осужденных сверх установленного веса, изымаются в момент обнаружения, о чем составляется рапорт или акт, затем проводится проверка и принимается решение начальника исправительного учреждения.
  •   Изъятые у осужденных деньги не позднее чем в суточный срок (исключая выходные и праздничные дни) сдаются в финансовую часть либо в бухгалтерию, где зачисляются на лицевой счет осужденного без права пользования и распоряжения ими во время отбывания наказания.
  •   Изъятые ценные бумаги и иные ценности хранятся в бухгалтерии или на складе исправительного учреждения, о чем владельцу выдается квитанция.

  Изъятые у осужденных запрещенные вещи, не относящиеся к ценным, сдаются на склад для хранения либо уничтожаются по решению начальника исправительного учреждения, о чем составляется соответствующий акт с ознакомлением осужденного под роспись. Такое же решение принимается и в отношении продуктов питания, полученных в неустановленном порядке.

Вещи, имеющиеся у осужденных сверх установленной нормы, изымаются и сдаются на склад для хранения. Если хранящиеся на складе вещи понадобятся осужденным и не будут излишними, они могут выдаваться владельцам. Администрация исправительного учреждения выдает осужденным квитанцию о приеме для хранения на складе изъятых и сданных вещей.

  Обнаруженные на территории исправительного учреждения деньги, а также деньги, полученные после реализации через магазины комиссионной торговли иных ценностей и вещей, принадлежность которых установить не представляется возможным, в установленном порядке обращаются в доход государства.

​​​​​​​

Как я в колонии работал ч4, заключительная

  • первая часть — https://pikabu.ru/story/kak_ya_v_kolonii_rabotal_6101422
  • вторая часть — https://pikabu.ru/story/kak_ya_v_kolonii_rabotal_ch2_6107585
  • третья часть — https://pikabu.ru/story/kak_ya_v_kolonii_rabotal_ch3_6109536

Директор и по совместительству врач, которая меня лечила в психушке, отдав мне на руки документы, сказала, что я здоров и это обычная депрессия свойственная в моем случае, к службе я годен, никаких ограничений нет. Не скажу, что я был рад возвращаться на службу, хотелось все оставить и быть одному, но я вернулся.

Зам  начальника колонии по БОР находился в отпуске, именно он меня больше всех и бесил, поэтому я вошел на территорию колонии практически беспрепятственно.

Почему практически? Да потому что я туда зашел не по форме одежды, а если точнее из формы на мне были только штаны синий камуфляж и фуражка, а еще кроссовки, голубая футболка, без погон и знаков отличия, и абсолютно не бритый.

Коллеги хихикают, ЗК подходят и удивляются, говорят, а что так можно типо?» мне похуй» — отвечаю.

Прибежал начальник ОБ, начал естественно возмущаться в своей свинячей манере, на что ему был дан ответ, мол по закону вы должны меня обеспечить меня всем обмундированием, покажите мне где я расписался хоть за одну полученную вещь? А ее нет, потому что мне ничего никогда не выдавали, я все покупал сам.

Почему не бритый? Да потому что в нормативных документах написано черным по белому РЕКОМЕНДУЕТСЯ не носить бороду, бакенбарды и тд. А рекомендуется это значит не запрещено. Ничего он мне сопоставить не смог и я остался служить, весь день в таком виде и ходил. На утро меня вызвали в штаб ОБ, где наша юристка дала мне на подпись бумагу, а точнее приказ, о наложении дисциплинарного взыскания за нарушение формы одежды.

Давайте — спокойно ответил я и также спокойно в месте подписи поставил крестик (у ЗК научился, они любят так делать). Вы бы знали сколько эмоций может вызвать один крестик у этой истеричной бабы. Была послана на №;й. Была созвана целая комиссия по этому поводу, подняли дело с моей росписью, обьяснительные и все дела. Влепили выговор, но мне было все равно.

  В итоге меня снова выгнали за пределы колонии. Вот только не на поселок как раньше. Туда оказывается мне тоже был вход заказан (не на долго). Меня обязали находиться в кабинете ОБ за колонией каждый день, с понедельника по пятницу, с 8:00 до 17:00.

Обычный рабочий день, только я ничего не делал, просто сидел в кабинете днями, на пару часов в день приходил начальник ОБ и его зам, пытались со мной поговорить, наставить на путь истинный, я шел на уступки, стал вежливым, но это была всего лишь иллюзия.

Через неделю они спокойно меня оставляли в кабинете, я печатал им документы разные, а как только они уходили я заходил с компа начальника и искал чем бы поживиться.

Нашел все характеристики на себя с прошлой колонии, где меня поливали грязью, копировал все электронные письма, приходившие от управления, нашел даже фото хозяина в женских розовых плавках с не так давно прошедшего праздника в колонии, где они как свиньи напились и типа тупого маскарада у них было, но ведь сотрудникам и зекам не обьяснишь, что это всего лишь шутки, есть факт — хозяйка в женских трусах. Читав письма с управления я видел, что там написано, и что доводят до состава, от коллег скрывали все плюшки, которые они должны были получать, и этой информации я начал с ними делиться. Без паршивой овцы не обойтись и крыса появилась, сдала меня. В ОБ меня больше не пускали, но так как народу было мало в смене им пришлось поставить меня на поселок. И то ли они забыли, то ли они настолько тупые, но они через пару дней на территории колонии праздновали день рождения нач опер отдела, в сауне. Да, на территории колонии есть сауна, бильярд , баня, бассейн и комната отдыха. Все сделано на деньги ЗК и ими самими, все из дерева, все резное, можно позавидовать. В тот вечер я отводил зечек в другую колонию, домой так сказать, там задержался, часа 4-5 меня не было, прихожу и вижу, что из сауны вываливаются тела. Я дождался пока они все вышли и зашел внутрь. Включил на плече регистатор и одновременно телефон, снимал все что там было, а там было: куча бутылок из под водки, ножи на столе, окурки везде и два зека, которые это все убирают, снимал все и комментировал вслух, зная, что они смотрят мой регистратор. Следующие несколько суток ко мне не подошел ни один руководитель. Лишь раздался звонок из управления, говорил капитан, психолог, который направил меня в психушку. Говорит, мол они считают, что исследования проведенные в моей городе в псих диспансере лживые, и они требуют, чтобы я в течении недели приехал в Барнаул и лег в их диспансер. Был послан на %:й. Больше не звонил.

Близилось время Х, ехала проверка из Москвы, они ее боялись как огня. Погоны летят только так, когда они приезжают раз в пятилетку. Начальник собрал всех завхозов ЗК и попросил их сдать все запреты и неучтенные вещи, а после проверки все вернут.

ЗК согласились, сдали плазмы, playstation, x-box, кожаные диваны, кресла и еще много чего интересного. Спрятали все в тех местах куда комиссия точно не сунется, но в пределах охраняемой колонии.

Мне потребовалось два часа, чтобы от самих же зеков и узнать, где все курки находятся и я просто сказал дежурному смены, типо невзначай, что солью всех. Я знал, что дежурный сука (кстати за жополизание его через пару месяцев начальком ОБ в другую колонию перевели), он все расскажет начальнику.

Через день мне коллеги с охраны рассказали, что как только я пошел домой, все курки вскрыли и жги, жгли все что можно было сжечь. Спросят некоторые почему нельзя было это все вынести за колонию? Все выходы просматриваются камерами, удалить запись перед комиссией — посадить свою жопу на пику, одно и тоже.

Погоны важней всего. Но что это означало для начальника и режима — пиздец по русски если, зекам не обьяснишь, им все надо вернуть иначе начнется такое и естественно в дальнейшем они ничего не сдадут более и я это знал, и от этого было приятно.

Читайте также:  Предусмотрен ли возврат дома в обременении?

Меня убрали с поселка ежеминутно и поместили в кабинет психолога местного нашего. Каждый день я решал ее тесты, но их не так много было, и ей меня занять было уже не чем, руководство больше ко мне не подходило вовсе.

А тут как раз вышел Fallout 4, я как фанат игры скачал ее и брал с собой ноут на работу и по пол дня сидел играл. В колонии я уже не появлялся пару месяцев, лишь на один день им меня пришлось туда пустить, тк народу совсем не было, безвыходность.

Сейчас я тот день не помню, но тогда я дату входа в колонию знал.

Приехала комиссия, я узнал время личного приема и пошел к ним, пожаловаться.

Принимали они в другой колонии, только перейдя КПП меня уже встретил зам по БОР той колонии с вопросом «Куда собрался?!» — «Не выясняй…» — я ему ответил и пошел дальше. Встал у кабинета и стоял. Идут, зам начальника управления по личному составу и полковник, сразу видно не местный.

Зашли в кабинет и закрыли за собой дверь, через пару минут выходит зам и говорит мне «»200gb, заходите пожалуйста» — о как, значит доложили уже, раз по имени отчеству называет. Начал жаловаться я москвичу и на середине разговора входят в кабинет, начальник управления, его зам по БОР, еще один московский полковник и начальник колонии.

Начальник управления садится прямо напротив меня, я продолжил жаловаться. Рассказал как со мной поступили и тут эта шлюха, начальник управления, начинает влазить в разговор, перебивать меня, обвинять, что я все придумал, нет никаких запретов в колонии.

Я с ним спорил, нон не давал мне слова сказать и тут он сказал, то что не нужно было мне говорить «Ты сам виноват в смерти своего ребенка!» — мои глаза налились кровью, если бы мне ничего не было бы по закону, я бы ему горло вскрыл прям там, но я знаю, что это была провокация. Я его послал на №%й встал и ушел. В след мне никто ничего не сказал.

Но видимо генерал обиделся, что какой то инспектор так его опозорил перед своими замами и тем более высшим руководством, что уже на следующий день мне звонят с прокуратуры и приглашают туда. Прокурор показал мне заявление осужденного, который изложил, как я его избивал, унижал, угрожал посадить в ШИЗО.

Ни как его обзывал, где избивал, ни даже промежуток времени указан не был. Зато было его имя и фамилия — опущенный, который мыл полы и туалет в дежурной части. Я прокурору обьяснил ситуацию, сказал, что в колонии не был уже очень давно, что лишь на один день туда зашел и назвал дату, эта была моя ошибка.

Через пару дней меня опять он вызвал, показал заявление где была написана та самая дата, в которую я и «избивал» осужденного. «Вот суки» — подумал я. С прокурором было не о чем больше говорить, сучня. Через три дня меня вызывает юристка, дает на подпись документ о неполном служебном соответствии, я внимательно все прочитал и охуел.

Помимо заявления ЗК там были три обьяснительные, моего дежурного и двоих инспекторов, которые утверждают, что все видели. Говорю юристке, чтобы дала мне копию, они отказалась, при ней смял приказ и комок бумаги кинул ей в лицо. Написал заявление по собственному, ибо сегодня я избил, завтра я наркотики занес и тот же дежурный подтвердит, знаете чем это грозит.

Бросил службу и поехал домой, по пути дозвонился каждому и дежурному и инспекторам, назвал их хуеплетами, один даже пообещал мне лицо разбить, но так и не разбил, он же хуеплет.

Вот так я уволился. Длилось мое уголовное дело по дочке, а так как был создан большой общественный резонанс ко мне на беседу приехал зам главы следственного комитета, он мне пообещал, что дело доведут до конца и в разговоре с ним речь зашла о моей работе и он такой «Ну ка, можешь подробней?».

Я ему рассказал и тут он мне выдает, оказывается на зам начальника колонии по БОР заведено уголовное дело за вымогательство, на того самого, который мне кровь пил. «Дашь показания, как свидетель?» — он мне. «Конечно!!!». На следующий день я уже давал показания. Сейчас я прохожу как свидетель, была назначена очная ставка, только он очконул.

Начальник ОБ после проверки москвы вскоре был уволен. Зам начальника ОБ был уволен, за то что пьяный приставал к оператору (девушке) на видеопосте.

Сейчас работаю в сфере продаж, у меня родился сын, я немного успокоился, на дочь он похож…

Говорят время лечит — не лечит, я каждый день вспоминаю своего первенца.

Спасибо тем кто читал, кто подписался, всем добра, берегите себя и своих близких, не давайте себя в обиду.

Закон для тех, кому «не канает работать»

Сотрудники уголовно-исполнительной системы оказываются в ситуации, когда они бессильны перед законодательством: с одной стороны, обязаны трудоустраивать заключённых, а с другой — лишены законодательного инструментария для исполнения этих функций.

Потерпевшие обращаются в суды, ходят по инстанциям, чтобы добиться того, чтобы осуждённые, причинившие вред и находящиеся в исправительных колониях, начали гасить назначенные судом материальные иски. Почему не наступает исполнение судебного решения: из-за бездействия соответствующих органов или из-за их бессилия перед законом, который в какой-то степени на стороне заключённых?

За девять месяцев 2013 года численность осуждённых, имеющих иски, составила 1579 человек. Из них погашают только 627 человек, то есть 39,7%. По сравнению с 2012 годом показатели выросли — было всего 24,3% осуждённых, погашающих иски.

При этом основная масса осуждённых, не желающих отрабатывать иски потерпевших, содержится в исправительной колонии №3 общего режима. В это учреждение, как правило, попадают впервые осуждённые молодые люди.

Именно та категория людей, которая наиболее подвержена влиянию криминальной идеологии. С начала 2013 года в ИК-3 проведено 36 заседаний комиссии по трудоустройству, в ходе которых представителям спецконтингента предлагались оплачиваемые работы.

Однако трудиться согласилась лишь небольшая часть заключённых.

Основные виды деятельности, которые могут выбрать заключённые: швейное, деревообрабатывающее производство, растениеводство, уход за животными, работа на пилораме.

Но на предложение комиссии по трудоустройству озвучить весь список осуждённые отвечают отказом: «Можете не озвучивать, мне работать не канает по жизни».

Последствий отказывающие не боятся: «Ещё сидеть и сидеть, а освобождаться досрочно не собираюсь».

На отказывающихся от работы осуждённых составляются документы о злостном нарушении и взыскании денежных средств, затраченных на содержание осуждённого, с последующим рассмотрением материалов в суде.

Но такие меры не всегда оказываются действенны, нарушители продолжают уклоняться от работ.

Действительно, вряд ли штраф размером в 200 рублей может напугать осуждённого, если этого невозможно добиться даже водворением в помещение камерного типа.

Члены Общественного совета не раз обсуждали возможность внесения изменений в действующее уголовно-исполнительное законодательство в части ужесточения мер наказания для осуждённых, имеющих иски и водворяемых в ШИЗО за неоднократный отказ от работы.

Среди предложений было сокращение до минимальной суточной потребности норм питания, запрет на курение, наложение дополнительных взысканий в виде ограничения или даже лишения свиданий с близкими на срок до одного месяца, ограничения или лишения возможности получать посылки и передачи либо распоряжаться на личном счету деньгами в течение определённого срока.

Предложение об ограничении пользования личным счётом наиболее актуально.

Действующее законодательство позволяет осуждённым иметь личный счёт, активно им пользоваться, но администрации колонии запрещено снимать с этого счёта деньги для погашения исков перед потерпевшими.

Таким образом, преступники могут вольготно существовать на средства собственного счёта, куда могут поступать деньги, при этом работать, естественно, ни желания, ни нужды у них нет и быть не может.

При этом потерпевшая сторона бессильна в сложившейся ситуации. Люди, пострадавшие от действий преступников, годами ждут материальной компенсации, но не дожидаются. Бесконечные обращения в суды и различные структуры пока не находят отголосков в законодательстве.

В настоящее время либерализация уголовного законодательства наделила осуждённых слишком большим количеством прав. Одновременно с этим своих законных прав на компенсацию вреда фактически лишилась потерпевшая сторона.

Члены Общественного совета, обсуждая эту проблему, приходят к выводу, что восстановить нарушенную справедливость можно только с помощью изменений законодательства.

И чем скорее это будет сделано, тем быстрее потерпевшая сторона обретёт свои права.

Пока же у заключённых нет страха перед законом, который допускает неповиновение и излишнюю свободу действий тех, кто находится в исправительных учреждениях. Не боятся они ни наказания, ни других последствий. И так будет продолжаться до тех пор, пока законодатели не займутся решением этой проблемы.

осуждённыетрудоустройствоуфсин

Ольга Рагузина09:00, 07 ноября 2013

Задача

>

Начальник отряда колонии общего режима изъял у осужденного А.П. Токарева имевшиеся при себе фотоаппарат и сдал его на склад для хранения. Осужденный посчитал действия начальника отряда не правомерными и направил запечатанную жалобу в письменном виде на имя Уполномоченного по правам человека.

Спустя некоторое время с момента направления жалобы начальник отряда вызвал А.П. Токарева и разъяснил последнему, что его действия правомерны в соответствии с ч.7 ст.

88 УИК РФ и §3 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений.

Начальником отряда было разъяснено осужденному, что в связи с получением квалифицированного и исчерпывающего ответа жалобу на имя Уполномоченного по правам человека направлять нецелесообразно.

Правомерны ли действия начальника отрада?

Каков порядок заявления жалобы осужденным и её рассмотрения. Решение задачи аргументируйте нормами уголовно-исполнительного законодательства.

Решение: Действия начальника Токарева А.П. не правомерны, так как согласно п. 4 ст.

15 УИК РФ все предложения, заявления, ходатайства и жалобы осужденных к аресту, содержанию в дисциплинарной воинской части, лишению свободы, смертной казни, адресованные Президенту Российской Федерации, в палаты Федерального Собрания Российской Федерации, Правительство Российской Федерации, законодательные (представительные) органы субъектов Российской Федерации, органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, суд, органы прокуратуры, вышестоящие органы уголовно-исполнительной системы и их должностным лицам, Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации, Уполномоченному при Президенте Российской Федерации по правам ребенка, Уполномоченному при Президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей, уполномоченному по правам человека в субъекте Российской Федерации, уполномоченному по правам ребенка в субъекте Российской Федерации, уполномоченному по защите прав предпринимателей в субъекте Российской Федерации, в общественные наблюдательные комиссии, образованные в соответствии с законодательством Российской Федерации, а также адресованные в соответствии с международными договорами Российской Федерации в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, и ответы на них цензуре не подлежат. Указанные предложения, заявления, ходатайства и жалобы не позднее одного рабочего дня передаются операторам связи для их доставки по принадлежности. Ненаправленные жалобы нарушают п. 4 ст. 12 УИК РФ, в которой осужденный имеет право направить и получить письменный ответ на свое заявление, ходатайство, жалобу.

… …

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *