Дело отправлено мировому судье, каковы сроки подачи заявления от потерпевшего?

Иллюстрация: Право.Ru/Оксана Острогорская Подать жалобу на решение по гражданскому делу можно в течение месяца. На оспаривание постановления об административном правонарушении дают 10 дней. Теоретически этого должно быть достаточно. Но срок можно восстановить, если подать жалобу вовремя не удалось из-за чужой ошибки. Например, секретарь судьи не вовремя отправил решение тем, кто не участвовал в деле, поздно сдал дело в канцелярию или неправильно заполнил почтовый конверт. А в делах об административных правонарушениях надо обращать внимание на процессуальное поведение ответчика.

Как утверждает клиентка Сбербанка Ольга Тищенко*, она узнала о решении суда взыскать с нее долг по кредиту лишь через пять месяцев. Банк к тому времени успел получить исполнительный лист. Тищенко решила обжаловать решение суда, но не смогла восстановить пропущенный срок. Райсуд не увидел для этого уважительных причин.

Его исправил Верховный суд. Он не нашел в материалах доказательств, что решение вообще отправлялось, не говоря уж о том, что оно было получено.

Если бы неполученный конверт вернулся с почты – его надо было подшить к делу, но и его тоже не было. Поскольку в деле нет доказательств, что Тищенко получала решение, срок надо восстановить.

Такой вывод сделан в определении № 78-КП8-14 («Верховный суд научил восстанавливать пропущенный процессуальный срок»).

Два суда отказались восстанавливать срок подачи апелляционной жалобы компании «БалтИнфо». Резолютивную часть решения огласили 18 декабря 2013 года, дело сдали в канцелярию 10 января 2014-го. Фирма получила решение лишь 21 января, когда истекал срок на оспаривание.

А жалобу она подала 22-го – с опозданием на день. Две инстанции не увидели уважительных причин извинить фирму.

Ее юрист присутствовал на оглашении, где ему разъяснили порядок обжалования, а с 10 по 21 января у юрлица было достаточно времени для подготовки и подачи апелляционной жалобы, объяснили суды.

С этим не согласился ВС. Он обратил внимание на работу самого суда. Тот изготовил решение 20 декабря, но оно было сдано в канцелярию лишь 10 января. К тому же, как выяснил ВС, 13 и 14 января отдел делопроизводства не принимал посетителей.

«Данные обстоятельства помешали «БалтИнфо» раньше получить мотивированное решение суда и сократили срок подготовки и подачи апелляционной жалобы», – отмечается в определении № 78-КП 4-20. В итоге ВС восстановил «БалтИнфо» срок на подачу жалобы.

Дело отправлено мировому судье, каковы сроки подачи заявления от потерпевшего?

Жилинспектор оштрафовал председателя ТСЖ Евгению Кальную* за нарушение правил содержания и ремонта жилых помещений. 27 декабря 2016 года она получила постановление и 3 января 2017-го обжаловала его в Жилинспекцию, но никакой реакции не было.

В районный суд Кальная обратилась в феврале 2017-го. Он отклонил ее жалобу со ссылкой на пропуск срока. Ведь постановление по делу об административном правонарушении надо было обжаловать в течение 10 дней со дня получения (ч. 1 ст. 30.3 КоАП).

Верховный суд, наоборот, восстановил пропущенный срок. Он принял во внимание активную и добросовестную позицию Кальной. Председатель ТСЖ своевременно подала жалобу в Жилинспекцию, но ее не взяли в работу.

В дальнейшем, когда ее жалобы возвращали, она делала следующие попытки обжаловать постановление у мирового судьи и в районном суде. «С учетом конкретных обстоятельств дела» Кальной можно восстановить срок на обжалование, говорится в определении Верховного суда № 25-АД17-9.

Уважительной причиной стало то, что первоначально председатель ТСЖ подала жалобу вовремя.

24 ноября 2014 года суд огласил решение по иску Ирины Ермоловой* – она проиграла. Тогда же судья пообещал изготовить мотивированное решение 1 декабря. Но апелляционную жалобу Ермолова подала только 26 января 2015 года.

Одновременно она попросила восстановить ей срок на обжалование, потому что, по ее утверждению, смогла получить решение только 21 января 2015 года. Городской суд в этом отказал. Он пришел к выводу, что решение было готово все-таки 1 декабря 2014-го.

Получается, что почти два месяца, до 21 января, Ермолова и ее юрист не обращались за решением.

Но Ермолова утверждала, что не раз звонила в суд, а ей отвечали, что решение еще не готово и будет «ориентировочно 16 января 2015 года». На эти доводы истицы обратил внимание Верховный суд в определении № 117-КГ16-4.

Из материалов дела вообще было непонятно, когда именно изготовлено решение. Но в них ВС нашел косвенное подтверждение слов истицы: дело сдали в отдел делопроизводства только 22 января 2015 года.

С такими аргументами Верховный суд восстановил срок на подачу жалобы.

Государственная инспекция труда (ГИТ) оштрафовала на 49 000 руб. компанию «Гражданские самолеты Сухого». В протоколе об административном правонарушении указали, что законным представителем компании является ее президент Илья Тарасенко.

Чиновник ГИТ отправил постановление на его адрес, но оно вернулось с почты в сентябре 2014 года. А сама компания, по ее утверждению, получила постановление о наказании лишь в конце декабря 2014-го.

Она решила его обжаловать в суде, но районный суд не восстановил срок на обжалование.

Иного мнения оказался Верховный суд. Он решил, что трудовая инспекция нарушила п. 22 Правил оказания услуг почтовой связи.

Если письмо предназначено для юрлица, на конверте обязательно должно быть его полное или сокращенное наименование, излагается в постановлении № 5-АД 16-65.

Но ГИТ отправила постановление не «Гражданским самолетам Сухого», а директору, причем на конверте даже не была указана его должность. Поскольку компания не узнала о штрафе по вине трудинспекции, ВС восстановил срок на обжалование.

Дело отправлено мировому судье, каковы сроки подачи заявления от потерпевшего?

ООО «Коммунальщик» в срок обжаловало штраф за ненадлежащее содержание жилых помещений в арбитражный суд, но производство по нему было прекращено. Суд решил, что нарушения, связанные с санитарно-эпидемиологическими нормами, не подведомственны арбитражам. После этого «Коммунальщик» поспешил в районный суд, но срок уже был пропущен. Восстановить его отказались.

С этим не согласился Верховный суд. Он указал, что организация вела себя добросовестно и обратилась в районный суд сразу же, как получила отказ в арбитражном. Это говорит о том, что «Коммунальщик» хотел обжаловать штраф в законные сроки. У него не было цели злоупотреблять своими правами. Поэтому ВС предписал рассмотреть жалобу (постановление №  87-АД17-1).

До Верховного суда дошла Сатеник Беридзе*, которая просила восстановить ей процессуальный срок на обжалование.

Две инстанции признали за Нино Вашидзе* право на земельный участок и особняк, которые отец Беридзе якобы продал ей перед смертью.

Его наследники процесс проиграли, а интересы несовершеннолетней Беридзе защищала ее законный представитель Яна Гогишвили*. По-видимому, именно он подал кассационную жалобу, которая не была удовлетворена.

Но затем с другой жалобой на апелляционное определение выступила сама Беридзе.

Она указывала, что к моменту рассмотрения дела в Мособлсуде уже достигла совершеннолетия и могла сама участвовать в процессе, а Гогишвили уже не могла представлять ее интересы.

Несмотря на это, суд не привлекал Беридзе к участию в деле, о постановлениях она не знала. Однако эти аргументы не убедили две инстанции, которые прекратили производство по делу. Заявитель уже обжаловал спорный акт, объяснили они.

С этим не согласился Верховный суд, который напомнил, что производство прекращается в случае тождественности требований, которые совпадают по предмету и основанию. Здесь основания другие. Беридзе жалуется, что нарушены ее права как наследницы отца.

Она была намерена доказывать, что подпись покойного отца на договоре купли-продажи недвижимости подделана, а истица завладела чужим наследством недобросовестно, изложено в определении № 4-КГ14-36. Словам наследницы добавляло веса то, что в другом процессе уже была подтверждена фальсификация подписи покойного в договоре по распоряжению долей в ООО.

С таким объяснением ВС предписал рассмотреть заявление наследницы о восстановлении срока по существу.

* – имена и фамилии изменены редакцией.

Как подать иск мировому судье

Чтобы началось рассмотрение иска в мировом суде, дела и споры должны быть подсудны этой судебной инстанции.

Гражданские иски

Подсудны гражданские дела, указанные в ст. 23 ГПК РФ:

  • о выдаче такого документа, как судебный приказ (постановление, выносимое по требованиям о взыскании или истребовании движимого имущества стоимостью до полумиллиона по сделкам в простой письменной форме или удостоверенных нотариально);
  • о расторжении брачных отношений в случае отсутствия спора о воспитании детей;
  • о разделе имущества, совместно нажитого в браке супругами, если стоимость его не превышает 50 000 рублей;
  • имущественные дела, за исключением дел по наследственным спорам, при цене иска до 50 000;
  • по спорам, основанным на законодательстве о защите прав потребителей, при цене иска не более 100 000 рублей.

Подается исковое заявление в судебный участок мирового судьи по общему правилу по месту нахождения лица, являющегося в этом споре ответчиком.

Административные

В случае рассмотрения административных дел подача иска мировому судье осуществляется специально уполномоченными государственными органами, а ответчиками являются граждане. В соответствии с нормами главы 11.

Читайте также:  Развод, ребенку 2 месяца

1 КАС РФ, этой инстанции подсудны требования по выдаче судебного приказа о взыскании санкций и обязательных платежей. Кроме того, он рассматривает дела об административных правонарушениях, указанных в ст. 23.1 КоАП РФ.

Это не только мелкие правонарушения, хулиганство, например, но и такие, как незаконное предпринимательство.

Уголовные

Эта инстанция осуществляет и уголовное расследование, подсудность определяется по ст. 31 УПК РФ.

Определяется она по наказанию: если оно меньше трех лет лишения свободы, обвинение проверяет мировой суд (с предусмотренными ограничениями и исключениями).

Таким образом, он рассматривает в качестве первой инстанции наиболее простые споры. Но в этом качестве им проверяются не исковые заявления, а заявления о совершении преступлений.

Как найти адрес

Чтобы судья начал исковое производство в мировом суде, заявление нужно направить по верному адресу. Рассмотрение осуществляется по месту нахождения ответчика, следовательно, необходимо узнать его адрес.

Адреса судов узнавайте непосредственно в здании судебного органа или на его официальном сайте, по телефону. В столице, например, все адреса указаны на сайте Единого информационного пространства мировых судей.

Где взять бланк и образец

Разберемся, как подать исковое заявление мировому судье и где взять образец документа. Никакого унифицированного бланка нет, но есть требования, изложенные в ст. 131 ГПК РФ. Бланки спрашивайте в судах и на их официальных сайтах. Не забудьте, что необходимо переработать под конкретную ситуацию.

Как составить

Необходимо сначала сформировать свою просьбу суду, конкретизировать ее, определить характер — имущественная или неимущественная (то есть не связанная с денежными средствами или иным имуществом, например, о расторжении брака). Используйте перечень реквизитов и приведите собственные обстоятельства и фактические данные, доказательства.

Реквизиты:

  • шапка с указанием адресата, данных истца и ответчика (необходимо указать адрес в обязательном порядке, любой известный по документам);
  • наименование бланка;
  • суть обращения, с указанием на факты, доказательства (например, заключен договор купли-продажи, обязательства не исполнены, что подтверждается наличием договора и отсутствием расписок);
  • правовое обоснование не обязательно, но желательно;
  • обращение к судебной инстанции, выделенное словом «Прошу» с указанием конкретных требований, сумм, неимущественных претензий;
  • список приложений (документ об оплате госпошлины, доказательства, копии для ответчика);
  • подпись в обязательном порядке и дата.

Письменная форма обязательна.

Еще один обязательный реквизит в имущественных спорах: цена иска в мировой суд, ее необходимо указывать в виде конкретной суммы. Это денежное выражение заявленной просьбы.

Также сумма иска для подачи в мировой суд определяется по стоимости изымаемого имущества, например, по стоимости имущества, которое должно отойти супругу после раздела (ст. 91 ГПК РФ).

От цены зависит сумма государственной пошлины, определяемая в соответствии со ст. 333.19 НК РФ.

В неимущественных делах цены нет, но госпошлину заплатить все равно придется.

Дело отправлено мировому судье, каковы сроки подачи заявления от потерпевшего?

Подать онлайн

Сейчас доступна и такая возможность, но для этого необходимо иметь:

  • зарегистрированную учетную запись на портале госуслуг;
  • квалифицированную электронную подпись.

Для подачи необходимо зайти на официальный сайт судебной инстанции, заполнить соответствующую форму, приложить отсканированные приложения, включая документ, подтверждающий оплату госпошлины, подписать электронной подписью, отправить.

Если судья отказал в приеме заявления

По ст. 135 и 136 суд вправе оставить иск без движения или возвратить при несоблюдении предъявляемых к форме или приложенным доказательствам требований. В этом случае необходимо исправить недостатки (если это возможно) и подать бланк заново.

Скачать исковое заявление в мировой суд (бланк)

Скачать образец заполнения искового заявления

КС: Для потерпевших срок уголовного судопроизводства начинает течь с момента подачи заявления о преступлении

13 июня Конституционный Суд РФ вынес Постановление № 23-П по делу о проверке конституционности ч. 3 ст. 6.

1 УПК РФ, которая, по мнению заявителя, позволяет при определении разумного срока уголовного судопроизводства не включать в него период со дня подачи лицом, впоследствии признанным потерпевшим, заявления о преступлении и до момента возбуждения соответствующего уголовного дела, завершившегося в дальнейшем обвинительным приговором.

Повод для обращения в КС

5 июня 2009 г. учредитель ООО «Электронные системы» Борис Сотников обратился в УВД по г. Ухте Республики Коми с заявлением о преступлении по факту хищения директором организации прибыли предприятия на сумму почти 2 млн руб. путем заключения фиктивного договора субподряда с московской фирмой-однодневкой.

В ходе проверки сообщения о преступлении орган дознания выносил многократные постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, которые в последующем признавались незаконными и отменялись как республиканской прокуратурой, так и Генпрокуратурой РФ.

Только 26 ноября 2015 г. следователь СО ОМВД по г. Ухте возбудил уголовное дело, признав Бориса Сотникова потерпевшим по нему. 8 декабря 2017 г. суд признал директора общества виновным в растрате по ч. 4 ст. 160 УК РФ, обвинительный приговор вступил в законную силу в марте прошлого года. Осужденный был освобожден от наказания в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

Впоследствии гражданин обратился с в Верховный Суд Республики Коми с административным иском о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок.

В обоснование своих требований административный истец указал, что общий срок производства по уголовному делу составил почти 9 лет (с 5 июня 2009 г. по 14 марта 2018 г.

), причем доследственная проверка длилась 6 лет 5 месяцев и 21 день.

Республиканский суд отказал в удовлетворении административного иска, в дальнейшем апелляция поддержала его решение. Руководствуясь положениями ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ, суды постановили, что по общему правилу уголовного судопроизводства его срок начинается с момента начала осуществления уголовного преследования, которое невозможно до возбуждения уголовного дела.

Поскольку результатом уголовного преследования по данному делу стал обвинительный приговор, продолжительность судопроизводства следует исчислять со дня признания Бориса Сотникова потерпевшим (день, когда возбуждено данное дело) и по день вступления в законную силу приговора.

Суды сочли, что данный период составил не 8 лет 9 месяцев и 9 дней (как указывал административный истец в своем иске), а 2 года 3 месяца и 16 дней.

В своей жалобе в Конституционный Суд Борис Сотников указал, что ч. 3 ст. 6.

1 УПК РФ с учетом ее правоприменительной практики не соответствует Конституции, поскольку позволяет при определении разумного срока уголовного судопроизводства не включать в него период со дня подачи лицом заявления о преступлении и до момента возбуждения соответствующего уголовного дела и признания его потерпевшим по такому делу, завершившемуся в дальнейшем обвинительным приговором.

Напомним, согласно оспариваемой норме, при определении разумного срока уголовного судопроизводства (он включает в себя период с момента начала осуществления уголовного преследования до момента прекращения уголовного преследования или вынесения обвинительного приговора) учитывается ряд обстоятельств.

Среди них правовая и фактическая сложность уголовного дела, поведение участников уголовного судопроизводства, достаточность и эффективность действий суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя, производимых в целях своевременного уголовного преследования или рассмотрения уголовного дела, и общая продолжительность уголовного судопроизводства.

Выводы Конституционного Суда

Изучив обстоятельства жалобы, КС напомнил несколько собственных правовых позиций. Согласно одной из них своевременность защиты нарушенных прав является важным фактором, обусловливающим эффективность их восстановления.

В этой связи российское государство должно обеспечивать право каждого на справедливое судебное разбирательство его дела в разумный срок, являющегося неотъемлемой составляющей права на судебную защиту.

Кроме того, РФ обязана создать надлежащие условия для реализации права на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов госвласти и их должностных лиц, а также прав потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью на доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба.

В соответствии с российским законодательством потерпевший или иное заинтересованное лицо вправе подать заявление о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок и до окончания производства по уголовному делу – в случае принятия уполномоченными лицами постановления о приостановлении предварительного расследования по уголовному делу в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, либо постановления о прекращении уголовного дела или об отказе в его возбуждении в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

Анализируя положения ст. 6.

1 УПК РФ, Конституционный Суд также отметил, что законодатель вполне определенно указал моменты, с которых исчисляется разумный срок уголовного судопроизводства: момент начала осуществления уголовного преследования или день подачи заявления, сообщения о преступлении. В то же время Суд подчеркнул, что действующее законодательство не раскрывает понятие «момент начала осуществления уголовного преследования».

Со ссылкой на п. 18 Постановления Пленума ВС РФ от 29 марта 2016 г. № 11 КС отметил, что под началом уголовного преследования понимается принятие в отношении лица одного из процессуальных решений, в соответствии с которыми оно признается подозреваемым либо обвиняемым, или момент, с которого в отношении лица начато производство одного из процессуальных действий в порядке, предусмотренном ч.

1 ст. 144 УПК, либо следственных действий, направленных на его изобличение в совершении преступления, предшествующих признанию его подозреваемым или обвиняемым. Регулирование порядка исчисления разумного срока уголовного судопроизводства с момента начала осуществления уголовного преследования, предусмотренное ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ, направлено именно для обеспечения прав вышеуказанных лиц.

При этом КС пояснил, что права потерпевших от преступлений, реализуются, в частности, путем установления обязанности органов предварительного расследования при выявлении признаков преступления возбуждать уголовные дела и осуществлять от имени государства уголовное преследование по делам публичного и частно-публичного обвинения, обеспечивая неотвратимость ответственности виновных.

«Невыполнение или ненадлежащее выполнение данной обязанности, выражающееся в том числе в длительном затягивании решения вопроса о наличии оснований для возбуждения уголовного дела, в неоднократном и необоснованном прерывании проверки по заявлению о преступлении, ведет к нарушению разумного срока разрешения дела и ограничению доступа потерпевших к правосудию», – отмечено постановлении.

Проанализировав материалы правоприменительной практики, Конституционный Суд констатировал общую неэффективность использования соответствующих правовых возможностей заинтересованными лицами, пострадавшими от преступлений, для целей компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок.

Также КС напомнил, что потерпевший является таковым в силу самого факта причинения ему преступлением вреда, а не вследствие вынесения решения о признании его потерпевшим.

Поэтому правовой статус потерпевшего устанавливается исходя из фактического его положения и лишь процессуально оформляется постановлением дознавателя, следователя или суда о признании потерпевшим, но не формируется им.

«Следовательно, лицу, которому запрещенным уголовным законом деянием причинен вред, должна обеспечиваться реальная судебная защита в форме восстановления нарушенных преступлением прав и свобод, в том числе возможность осуществления права на судопроизводство в разумный срок согласно законодательно закрепленным критериям определения разумности срока судопроизводства, имея в виду, что такая возможность зависит как от своевременности, тщательности, достаточности и эффективности мер, принятых для объективного рассмотрения соответствующих требований, так и от продолжительности досудебного производства, включая период со дня подачи заявления о преступлении и до момента возбуждения уголовного дела и вынесения постановления о признании лица, подавшего заявление, потерпевшим», – отмечено в постановлении.

В этой связи КС РФ постановил, что оспариваемая норма неконституционна в той мере, в какой она позволяет при определении разумного срока уголовного судопроизводства для потерпевшего не учитывать период со дня подачи им заявления о преступлении и до момента возбуждения уголовного дела, когда производство по такому делу завершилось вынесением обвинительного приговора.

С учетом изложенного Конституционный Суд РФ в своем постановлении признал ч. 3 ст. 6.1. УПК РФ не соответствующей Конституции РФ и рекомендовал федеральному законодателю внести в правовое регулирование необходимые изменения. Он также распорядился о пересмотре судебных решений, принятых в отношении заявителя на основании оспариваемой нормы.

Постановление Суда скорректирует правоприменительную практику

Управляющий партнер МАБ «Глинка, Рубинштейн и партнеры» Евгений Рубинштейн полагает, что решение КС является очередным примером восполнения пробелов в нормативном регулировании. «Статья 6.

1 УПК РФ изначально имела своим адресатом лиц, привлекаемых к уголовной ответственности. Принятый в 2010 г.

Закон о компенсации за нарушение права на судопроизводство на исполнение судебного акта в разумный срок предусмотрел более широкий круг лиц, имеющих право на такую компенсацию, что повлекло за собой появление коллизии между двумя нормативно-правовыми актами.

В 2014 и 2016 гг. законодатель, осознавая пробельность УПК РФ в части гарантий прав потерпевших на компенсацию за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, внес соответствующие изменения, добавив ч. 3.1 и 3.3 ст. 6.1 УПК РФ», – пояснил эксперт.

По мнению адвоката, несмотря на принятые меры, законодатель все равно не смог учесть все возможные процессуальные ситуации, которые из-за бездействия или иных контрпродуктивных действий должностных лиц правоохранительных органов, поставили потерпевших в условия жертв произвола со стороны властей. «Часть 3.3 ст. 6.

1 УПК РФ предусматривает лишь единственную ситуацию, которая может свидетельствовать о нарушении права на судопроизводство в разумный срок, когда потерпевший обращается с заявлением о преступлении, а результатом действий следственных органов становится отказ в возбуждении уголовного дела или прекращение уголовного дела по основанию – истечение сроков давности уголовного преследования. В свою очередь наиболее распространенные ситуации, когда потерпевшие годами добиваются возбуждения уголовных дел, а после возбуждения, расследования и рассмотрения суд постановляет обвинительный приговор, остались за скобками нормативного регулирования», – пояснил Евгений Рубинштейн.

Эксперт считает, что постановление восполняет указанный выше очевидный пробел в нормативном регулировании, заставляя законодателя устранить его. «Данный судебный акт, несомненно, окажет влияние на правоприменительную практику, в том числе на стадию возбуждения уголовного дела.

Однако одно это постановление не решит, да и не может в принципе решить всех накопившихся на данной стадии проблем.

Оно еще раз подтверждает, что либо стадия возбуждения уголовного дела требует глубокого реформирования, либо правоприменительная практика на данной стадии требует серьезной коррекции», – резюмировал адвокат.

По словам доцента кафедры уголовно-процессуального права МГЮА, к.ю.н.

Артема Осипова, постановление КС РФ вносит небольшой, но все же заметный вклад в совершенствование компенсаторных механизмов защиты и восстановления прав потерпевших в уголовном судопроизводстве: «Очевидно, что до его вынесения законодатель и правоприменительные органы ограничительно толковали международно-правовой стандарт справедливости сроков уголовного судопроизводства в контексте защиты прав потерпевших».

Эксперт отметил, что при вынесении обвинительного приговора для оценки защищенности интересов потерпевших, связанных со своевременным доступом к правосудию, применялась своеобразная «логика результата»: раз вынесен обвинительный приговор, значит, право потерпевшего на эффективный доступ к правосудию априори обеспечено. «Однако волокита, допущенная на стадии возбуждения уголовного дела, может существенно ослабить эффективность последующего судебного разбирательства для восстановления прав потерпевшего (могут скрыться соучастники обвиняемых, может быть сокрыто имущество, полученное в ходе преступления, что затруднит исполнение решения суда в части гражданского иска, получение компенсации спустя чрезмерно длительный срок не позволит своевременно покрыть расходы на лечение и т.п.)», – пояснил Артем Осипов.

ЕСПЧ признал нарушением отказ провести полноценное расследование причин самоубийстваСуд указал, что отказ в возбуждении уголовного дела при наличии достоверных сведений жестокого обращения свидетельствует о неспособности государства выполнить процессуальные обязательства в соответствии с положениями Конвенции

Он также подчеркнул, что комментируемый судебный акт может иметь и публично-правовой эффект.

«Возможность для потерпевшего получить справедливую компенсацию за волокиту при возбуждении дела (независимо от характера принятого по нему итогового решения) является средством, стимулирующим выполнение позитивных международно-правовых обязательств государства по созданию эффективных механизмов доступа к правосудию для всех заинтересованных в этом лиц.

На необходимость повышения качества доследственных проверок в РФ в этом аспекте неоднократно указывал и ЕСПЧ (см., например, недавнее Постановление по делу “Удут против России” от 28 мая 2019 г., где заявитель столкнулся с бездействием следственных органов на протяжении 4 лет по материалам проверки заявления о смерти близкого родственника заявителя).

Очевидно, что реальный эффект от указанного постановления Суда будет лишь в случае присуждения потерпевшим адекватных сумм денежных компенсаций. Для сравнения в упомянутом деле “Удут против России” сумма компенсации, присужденная заявителю ЕСПЧ с учетом всех обстоятельств дела, составила 19,5 тыс. евро», – отметил Артем Осипов.

В свою очередь адвокат АП Владимирской области Максим Никонов отметил, что Конституционный Суд РФ пресек исповедуемый некоторыми судами формально-нормативистский подход при подсчете сроков волокиты, суть которого сводилась к тому, что за отправную точку бралась дата вынесения постановления о признания лица потерпевшим, а не фактическое положение лица. «Нельзя сказать, чтобы решенная КС РФ проблема была широко распространена, ведь количество инициированных потерпевшими дел о компенсации за волокиту само по себе невелико. Однако в любом случае постановление Суда будет способствовать более эффективной защите прав потерпевших – по крайней мере, теперь потерпевшие смогут быстрее обращаться с исками о компенсации за волокиту, а многомесячный или даже многолетний процессуальный “пинг-понг” правоохранителей в ходе доследственной проверки будет учитываться как один из возможных признаков такой волокиты», – заключил он.

Несколько мыслей о соотношении определения о возвращении искового заявления и принципа, устанавливающего запрет на споры о подсудности

Всем добрый день!

Вчера в одной социальной сети был свидетелем диалога коллег по вопросу о том, должен ли мировой суд принять к производству исковое заявление, явно не относящееся к его компетенции, лишь на том основании, что районный суд, допустив ошибку, иск заявителю вернул в порядке ст. 135 ГПК РФ, указав на то, что такой спор должен рассматриваться в мировом суде.

Если мировой суд также возвратит иск, то будет ли иметь место спор о подсудности, который в соответствии со ст.

33 ГПК РФ запрещен? Как мне кажется нет, но в силу того, что мой комментарий по этому вопросу получался довольно большой, да и карантин располагает на написание объемных материалов, я попытался в этой заметке более подробно разобрать этот вопрос и обосновать свою позицию.

Итак, начнем. Небольшие вводные задачи: 

  • Истец обращается с исковым заявлением о взыскании задолженности в районный суд. Допустим, для большей наглядности, представим, что цена иска 15 миллионов рублей. 
  • Районный суд исковое заявление возвращает (Определение о возврате иска в порядке ст. 135 ГПК РФ), попутно указывая в нем на то, что спор подлежит рассмотрению в мировом суде. 

Вопрос: как поступить мировому судье, когда к нему поступит исковое заявление, явно не относящиеся к его компетенции, но вместе с ним будет приложено определение районного суда о возврате искового заявления? 

Существует мнение, что  в силу принципа, устанавливающего запрет споров о подсудности (статья 33 ГПК РФ), мировой суд такое исковое заявление должен принять.

На мой взгляд, никакого спора о подсудности в данной ситуации не возникает и мировой суд вполне себе вправе такое исковое заявление вернуть, сославшись на нормы ГПК о пределах своей компетенции. Почему такой вывод представляется возможным.

  • Попробуем пойти от противного — главной мысли, которая не позволяет согласиться со сторонниками идеи о необходимости принятия иска к производству мировым судьей: 
  • Если мы допускаем возможность того, что мировой суд такое исковое заявление принять обязан, несмотря на то, что оно явно ошибочное, то мы должны согласиться с тем, что судебный акт (Определение районного суда) сам по себе заменяет нормы ГПК РФ, что представляется, мягко говоря, странным и открывает огромное поле для фантазии и всяческих злоупотреблений. 
  • Подводя промежуточный итог, мы видим, что ситуация с принятием искового заявления к рассмотрению мировым судом, выглядит довольно противоречивой. 
  • Как можно аргументировать обратную точку зрения о том, что мировой судья вправе такой иск возвратить и спора о подсудности в данной ситуации не будет? 

1. Определение о возвращении искового заявления.

Определение о возвращении искового заявления выносится до принятия иска к рассмотрению, что понятно и не вызывает споров.

 ГПК РФ предусматривает ограниченное число случаев, когда совершение такого процессуального действия является допустимым.

  К ним, в частности, относится такое основание, как «дело неподсудно данному суду общей юрисдикции или подсудно арбитражному суд», при этом, как велит 135 статья, само определение должно быть мотивированным.

Далее, развивая мысль, делим ее на две части, а именно: каково значение словосочетания «мотивированное определение» и непосредственно само процессуальное действие в виде возврата иска. 

А)  Представляется вероятным, что требование о мотивированном характере определения преследует своей целью не столько обоснование правильности принятого процессуального решения и наделения его свойством обязательности, сколько оказание помощи и содействия заявителю в определении надлежащего суда, если можно так выразиться,  суд выступает в роли «правового советника», который должен помочь и направить. При этом следует учитывать, что сам по себе «совет» не является обязательным.

Б) Продолжая мысль, обратимся к части 3 ст. 135 ГПК РФ, в соответствии с которой истец вправе не только обжаловать судебный акт, но и повторно обратиться в тот же суд с тем же исковым заявлением (к тому же ответчику, с тем же предметом и по тем же основаниям).

Как мне кажется, то сама по себе амбивалентность последствий, наступающих в связи с возвращением искового заявления, лишь подтверждает идею о том, что таким свойством как «обязательность» мотивировочная часть определения не обладает, что говорит о том, что никакого  значения для мирового суда такой судебный акт иметь не должен. 

2. Запрет споров о подсудности. 

Обращаясь к статье 33 ГПК РФ, мы можем выделить следующие важные признаки такого процессуального действия, как передача по подсудности: 

— Принятое к производству (!) дело должно быть разрешено судом. То есть, если имеет место определение о принятии иска и возбуждении производства по делу,  то спор должен быть так или иначе рассмотрен судом. 

  1. — После принятия искового заявления дело может быть передано по подсудности при наличии определенных законом оснований;
  2. — На определение о передаче дела по подсудности может быть подана частная жалоба; 
  3. — Дело должно быть принято и рассмотрено тем судом, в который оно передано. 
  4. Какие выводы следует сделать из прочтения нормы? 

А) Передача дела по подсудности как особое процессуальное действие, преследующее в качестве цели либо устранение судебной ошибки на стадии принятия иска, либо обеспечивающее принцип процессуальной экономии, совершается только после начала производства по гражданскому делу.

Иными словами, процесс рассмотрения спора  судом начат, а, следовательно, должен быть завершен своим логическим финалом: решение суда, утверждение мирового соглашения и прочее, несмотря на возможную ошибку в выборе суда.

В противном случае, если бы такой меры не было, то можно было бы оказаться в ситуации «чуть-чуть просужен», когда иск принят, судом усматриваются признаки спора о праве, но вынести решение он не может, потому что иск принят с нарушением правил подсудности.

 Согласитесь, что ситуация абсурдная и для ее нивелирования как раз предусмотрен механизм передачи дела по подсудности. 

Б) Также немаловажным представляется и то, что в отличии от определения о возврате искового заявления, судебный акт о передаче дела по подсудности обладает свойствами, близкими по своему характеру к судебному решению, которое, безусловно, имеет значение для третьих лиц, но так как решение выносится по окончанию рассмотрения спора и направлено на разрешение спора о праве материальном, то определение суда, защищая правильность или эффективность осуществления процесса, не разрешает спора о праве и поэтому требует дополнительной «защиты» в виде запрета на споры о подсудности между судами. Иными словами, особое свойство определения о передаче дела по подсудности заключается в стремлении сохранить внутреннюю стройность текущего процесса и передать его в том же виде в другой суд, при этом обеспечив его обязательный характер для суда, в которое дело направлено.  

Следовательно, подытоживая высказанные идеи, представляется допустимым вывод о том, что все же правило, устанавливающее запрет на споры о подсудности, работает только в том случае, если имеет место передача дела на рассмотрение друго суда в рамках уже начатого процесса, т.е. после вынесения определения о принятии искового заявления. А те судебные действия, которые совершаются до вынесения такого определения не имеют обязательного характера как  для сторон спора, так и для каких-либо иных третьих лиц, в том числе для других судов.

Поэтому полагаю, что утверждение о том, что «мировой суд обязан принимать иск, т.к. в противном случае возникает спор о подсудности» неверно, т.к. самого по себе никакого спора в такой ситуации нет.

Скорее, имеет место частное мнение определенного судьи, которое призвано помочь и направить истца, но с таким мнением стороны и другие заинтересованные лица вправе не соглашаться не только путем обжалования, но даже просто игнорируя такое замечание (путем повторного обращения в суд).

И более верным в такой ситуации представляется вынесение мировым судом определения о возврате искового заявления в связи с его неподсудностью, а возникающее противоречие должно быть разрешено в апелляции путем подачи частной жалобы на одно из определений. 

  • Вместо заключения. 
  • Не секрет, что большинство из нас первым делом начинает «изучать судебную практику». 
  • Я, конечно же, тоже вначале попытался найти судебные акты, которые бы напрямую опровергали или подтверждали идею об обязательном характере мотивировочной части определения о возврате искового заявления, опираясь на невозможность споров о праве. 

Их я не нашел, но столкнулся с Определением Конституционного Суда РФ об отказе в принятии к рассмотрению жалобы 04.10.2011 N 1342-О-О, в котором КС высказал следующие идеи: 

— ч.4 ст. 33 ГПК Российской Федерации закрепляет положение о недопустимости споров о подсудности между судами в Российской Федерации в том случае, если дело, уже принятое к производству одним судом; 

— В соответствии с ч.2 ст. 135 ГПК Российской Федерации в мотивированном определении о возвращении искового заявления судья указывает, в какой суд следует обратиться заявителю, если дело неподсудно данному суду.

Такое разъяснение направлено на устранение возникшей у истца неопределенности относительно того, в какой суд ему следует обратиться с заявлением о защите своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов, и, следовательно, на защиту права истца на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

 Названное законоположение не предполагает произвольного возвращения судьей искового заявления вопреки законодательно установленным правилам подсудности.

К сожалению, в силу сложившейся скупости подобного рода судебных актов КС РФ мы не можем от первого лица проследить за ходом мысли судьи, но сделать некоторые предположения и выводы нам вполне по силам. 

Спасибо за внимание. 

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *